Бронзовые фетиши Даши Намдакова

В наших прошлых жизнях статуэтки богов и тотемных животных сопровождали нас повсюду — мы прятали их в своих пещерных жилищах вблизи очага, хранили на груди в пути, полном опасностей, передавали детям и внукам — как оберег. И если каменные статуи богов были объектом коллективного поклонения, то наши маленькие личные, семейные и домовые боги были нашей индивидуальной надеждой и защитой, нашими тайными собеседниками и адресатами самых сокровенных просьб.

Даши Намдаков. Буха-нойон (Бык-князь). Бронза, камень. 2002 г.

Буха-нойон (Бык-князь). Бронза, камень. 2002 г.

Очень небольшие по размеру, плотные и насыщенные в объеме, драгоценно мерцающие отполированным металлом фигурки людей и зверей, исполненные Даши Намдаковым, не всегда получается назвать скульптурой. Все-таки само понятие скульптуры тяготеет к монументальности, социальной значимости, возможности коллективного восприятия, — даже скульптура малых форм, как правило, несет в себе интенцию к воздействию на массовую аудиторию. А бронзовые обитатели мира, созданного Даши, существуют, кажется, лишь для того, кто смотрит на них в данную минуту или держит в руке их прохладную и тяжелую плоть. В чем загадка их притягательной интимности, их приворотного обаяния и странного, пугающего своей силой магнетизма?

Прежде всего, конечно же, близость к истокам этнических бурятских традиций самого скульптора, тонкое их понимание, знание и чувствование позволяет художнику сохранить в своих работах первобытную силу и искренность веры в неизбежную необходимость их рождения и существования. При этом — и это поражает каждого зрителя — скульптуры Даши Намдакова абсолютно современны, в них отсутствуют элементы заигрывания с традицией, нарочитой стилизации. Зато есть мудрость прапамяти, тихий и настойчивый звук ее голоса, услышанного и прочувствованного художником.

Даши Намдаков. «Бегущий». Бронза, 37×90×30, 2004

«Бегущий». Бронза, 37×90×30, 2004

Скульптор живет в Восточной Сибири, недалеко от живописных берегов Байкала, отделенный от столичной суеты тысячами и тысячами километров, горными хребтами и таежными чащами. Родился он в Читинской области, в многодетной семье. Отец слыл в округе мастером на все руки, он действительно мог сделать все или почти все — от необходимых в быту предметов до скульптур буддийских богов и икон. Необходимое художнику чувство формы, материала, а главное — веру в необходимость творчества Даши приобрел по наследству.

Сам художник говорит, что шаманка излечила его от тяжелой болезни, объяснив ее причину тем, что люди забыли свои корни и предков. Может быть, с этих пор Память стала главной духовной составляющей работ Даши.

Память не о событиях-войнах и праздниках, а о том, что неизменно существовало вне времени и пространства, вне конкретных расстояний и вне истории.

Даши Намдаков. Лучник. Бронза, дерево. 2000 г.

Лучник. Бронза, дерево. 2000 г.

Два важных свойства присущи работам скульптора: первое из них — это смысловая нагруженность каждого пластического фрагмента, каждой детали скульптуры. Весь образ строится на стыках этих смысловых узлов, на игре и перекличке значений и знаков, узнаваний и догадок. Рожденное скульптором содержание зачастую с трудом доступно человеку другой культуры, незнакомому с элементами традиционных религий и верований, с атрибутами шаманизма. Но общечеловеческая прапамять дает знак, заставляет волноваться, искать аналогии смыслов и чувствований.

... Два черепа животных двумя рогами образует овал. Еще два рога — срослись между собой. Лицо человека — между ними. Тотем рода? Защитник семьи? Колокольчики, висящие на нитках между рогов — общий знак буддийской принадлежности. Однако сами нити натянуты таким образом, что напоминают и паутину (нечто забытое, вечное — и бессознательное), и, в то же время, эта нить-паутина создает геометрические фигуры, напоминающие какие-то рисунки-созвездия на небе, галактические узоры. Какой-то неизвестный круг, загадочное сочетание атрибутов. Сама же фигура шамана с бубном или гонгом на груди уже не столь эффективна по значению, она скорее передает фольклорные и национальные черты — строение лица, фигуры, костюм... На первый взгляд кажется, что здесь больше этнографии, чем чистой пластики — но это только на первый взгляд.

Второе свойство скульптур Даши Намдакова происходит из подчеркивания их изначальной функциональности. Символическое звучание рождено пересказом древнего магического предназначения, вся символика построена по законам скульптуры ритуальной, обрядовой — задачей современного мастера является усиление этого символического звучания, сделать его понятнее, доступней, четче.

При всей эстетической привлекательности, художественном мастерстве, почти ювелирности работ Даши Намдакова, то главное, что делает их скульптурой, как это не покажется странным при нынешней тяге художника и зрителя к «чистой форме» — это их стремление к первобытному, изначальному значению скульптуры. Маленькая фигурка — оберег, таящая в себе страхи и радости многих поколений, веками живущая в семье и ее охраняющая, предмет-существо без которого жизнь невозможна.

Даши Намдаков. Юность. Бронза. 2000 г.

Юность. Бронза. 2000 г.

И художник как бы берет здесь на себя миссию шамана — как носителя культуры и как хранителя древней традиции. В какой степени художник переходит границы обрядовой традиции, зритель судить не в силах, — если только он не специалист по восточным религиям. И он доверяет — осознанно или подсознательно — дисциплине архетипа и случайности творческого озарения.

Елена Тюнина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *