Денис Ощепков: это моя работа — кузнец

К своему любимому на сегодня занятию — кузнечному делу — Денис Ощепков пришел случайно. В 1999 году, когда парень вернулся из армии, найти подходящую работу в Барановичах было проблематично. Работать по полученной специальности токаря душа не лежала. Денис устроился барменом в пиццерии.

В то время судьба свела его с известным барановичским кузнецом Зигмундом Собко, который работал тогда на заводе ЖБК.

«Я постоянно приходил смотреть, как работает Зигмунд Собко, — вспоминает Денис. — Меня поражало его художественное мастерство. Кузнец брал в руки кусок железа и буквально через полчаса превращал его в какой-нибудь цветок, изящную вешалку или элемент перила».

Денис просил руководство завода устроить его помощником к маститому кузнецу, но получил ответ, что такой рабочей единицы не предусмотрено. Есть один кузнец — и баста.

Кузнец Денис Ощепков, Барановичи, Беларусь. Фото: intex-press.by 

Кузнец Денис Ощепков, Барановичи, Беларусь. Фото: intex-press.by

У барной стойки Денис простоял четыре года. В это время параллельно ненадолго устроился работать кузнецом в одну частную организацию, в которой изготавливали кованые заборы. Кстати, забор возле вокзала «Барановичи-Полесские» — как раз работа рук Дениса.

По словам Дениса, изготовление заборов чуть не отбило у него весь интерес к кузнечеству: «Там я не мог почувствовать, что такое искусная ручная ковка. Мне давали одну деталь, и я, как конвейер, штамповал ее целый день. Чувствовал себя, как медведь за пультом: нажал — и все. Так и я: нагрел, загнул, положил... В общем, никакой фантазии. А я больше творческую работу люблю».

Зато в организации Денису присвоили разряд, без которого проблематично было где-то устроиться.

Испытание гвоздем

Настоящую оценку своим кузнецким навыкам Денис получил от старого кузнеца Владимира Дудко, знакомого с молотом и наковальней еще с подросткового возраста. Старик, разменявший на то время восьмой десяток, работал в совхозе в поселке Снов. К нему в помощь и перешел работать Денис.

«Помню, как дед проверил меня, — вспоминает Денис. — Ну-ка, говорит, сделай гвоздь. Я кое-как сделал. И кузнец вынес приговор, мол, заметно старание, но разряду работа не соответствует».

По признанию Дениса, именно у деда Володи он и научился ручной ковке. Правда, на селе редко занимались художественной ковкой. Сельчане — люди практичные. Главная ценность любого изделия, по их убеждению, приносить реальную, осязаемую пользу. Поэтому кузнецам чаще приходилось чинить плуги да делать тяпки.

«Бывало, хотелось не простой крючок на дверь выковать, а как-нибудь пооригинальнее, — вспоминает Денис. — Дед тогда наставлял: «Вось каб не выдурняўся — за гэты час ужо два такія зрабіў бы».

Кузнец вчера и сегодня

Работа кузнеца в последние десятилетия полегчала. Появились сверлильные станки. Примерно с 70-х годов кузницы обзавелись пневматическими молотами, которые заменили кувалды. Стало быть, махать руками нынче нужно меньше. Знай себе — нажимай педаль, и специальный боек автоматически будет бить с нужной силой по нужному месту. Хотя после работы пневмомолота кузнец доводит деталь до ума уже классическим способом — стуча молотком.

Горн в современных кузницах тоже электрический. Раньше, используя специальные меха, огонь постоянно раздувал малолетний помощник кузнеца. По мнению Дениса, если из кузнечных мастерских сегодня убрать пневмомолот, останутся рабочими не больше 5% кузниц.

«Дед Дудко мне когда-то говорил, мол, в колхозе нет таких дурных, чтобы идти работать кузнецом. Каждый присматривает себе местечко поуютнее, к примеру, начальничка небольшого склада, на худой конец — водителя. А кузнец с утра до вечера должен работать в прямом смысле физически. Кузнечеству по книжке не научишься. Пока своими руками не сделаешь — ты ничего не знаешь».

О раздвоении и равновесии

Ездить шесть раз в неделю на работу в Снов было накладно. Жена и маленький сын не видели отца семейства от темна до темна. Поэтому через два года Денис вновь вернулся работать в Барановичи. На автоагрегатном заводе через год должна была освободиться вакансия кузнеца, которую пообещали Денису. А пока предложили поработать... барменом в местном баре «Добрый вечер».

Все это время Денис частенько наведывался в Снов к старому кузнецу и ковал что-нибудь для души.

«Один раз я поставил на столе в баре подставку под фрукты, сделанную своими руками, — вспоминает Денис. — Увидел директор завода и говорит: „А где это вы такую вещь купили?“ Я говорю, что, мол, сам сделал. Я же, в принципе, кузнец... Директор удивился: „Здесь есть своя кузница, а ты в Снов ездишь? Как это так!“ Из бара, правда, меня тогда не отпустил, но взял кузнецом на полставки».

Так, без выходных, с утра до ночи, Денис проработал больше года. С 6.30 до 11.00 был кузнецом, а с 16.00 до 23.00 — барменом. Суббота и воскресенье у барменов были рабочие дни, а у кузнецов — выходные. Понедельник — выходной день в баре, в кузнице — рабочий. Получалось, у Дениса выходных не было вообще.

«Две работы как-то уравновешивали меня, — рассказывает Денис. — В баре морально очень напряженная работа: какие-то пьяные претензии, придирки, разборки. Поработав с утра кузнецом, я сильно изматывался физически. Поэтому все вечерние проблемы с пьяными посетителями меня вскоре перестали напрягать. Я перестал реагировать на те вещи, которые раньше, возможно, угнетали бы меня».

О гвоздодерах и комарах

Сегодня Денис Ощепков — кузнец ручной ковки на Барановичском автоагрегатном заводе. Его основная работа в ремонтно-механическом цеху — изготовление разного рода деталей и инструмента (скобы, зубила, гвоздодеры и подобные предметы).

Поскольку своей кузницы у Дениса нет, более творческими вещами приходится заниматься в частных кузницах или на собственном подворье.

«Казалось бы удивительно, но моих кованых вещей у меня дома нет, — признается Денис. — То, что успеваю сделать для себя, вскоре выносится на подарки: все друзья уже не хотят получать от меня что-либо купленное в магазине. К примеру, комара на подкове для своей жены я делал трижды, и все изделия оказались у знакомых».

Практическая необходимость в кузнеце со временем уходит в небытие. На передний план выходит декоративная роль кузнеца как художника. Тот же нож для нарезки салатов или огородную тяпку заводской штамповки сегодня без проблем можно купить в любом магазине или на рынке. Но ведь часто хочется стать обладателем единственной и неповторимой художественной работы.

«Изделие ручной работы всегда особенно греет душу, — рассуждает Денис. —  Такая вещь никогда не получится одинаковой. Я могу сделать одну вешалку, а завтра по тем же эскизам и размерам другую — и они будут совершенно разные. В этом-то и вся „изюминка“ кузнецкого дела».

Кузнец на свадьбе

Сегодня как в Беларуси, так и в Украине, и в России становится модным приглашать кузнеца на свадьбы, где он кует для молодоженов подкову счастья прямо на глазах у гостей.

Для подобных выездов Денис смастерил специальное оборудование (приспособленную для горения огня старую швейную машинку). Из заранее сделанной заготовки выковать подкову можно за 20-25 минут.

При этом в честь торжества момента ударить пару раз молотком позволяется и жениху. Затем жениха посвящают в кузнецы: берется молоток, на него ставится рюмка, которую надо выпить, не поддерживая руками. Иногда к такому церемониалу желает приобщиться и невеста. В таком случае, в кузнецы посвящают и ее...

Денис Ощепков на заковке свадьбы в Бресте. Фото: bk-brest.by

Денис Ощепков на заковке свадьбы в Бресте. Фото: bk-brest.by

По словам Дениса, ездить на свадьбы в Россию он не любит:

«Во-первых, всегда возникают какие-то проблемы с ввозом оборудования. В России, если узнают, что ты приехал зарабатывать деньги, так и норовят от этого заработка чуток взять и себе. Во-вторых, когда я кую подкову, половина свадьбы разговаривает по телефону, половина — жует. Интересно только жениху и невесте».

То ли дело в Украине...

«Однажды в Украине собралось столько народу, что образовалась пробка на дороге, — рассказывает Денис. — Подъехала машина ГАИ, включили мигалки. Ну, думаю, сейчас, как обычно в России бывает, начнут спрашивать, что горит да где разрешение... А они подошли, смотрят, а потом говорят: «Супер! Дзякуй!..»

Подкова на счастье

У самого Дениса сегодня в коллекции около полусотни старых подков.

«Я стал собирать подковы скорее из художественного интереса, — рассказывает Денис. — Ведь у каждой подковы — свое неповторимое техническое исполнение. Все сделаны вручную разными мастерами. Поэтому они разные по форме, по размеру, с разным количеством отверстий (от 6 до 30), с шипом или без шипа. На каждой стоит авторское клеймо — прежний знак качества. Ведь если кузнец поставил клеймо, значит, ему не стыдно за свое изделие. На плохую работу клеймо не ставили, иначе можно поставить клеймо на собственной мастерской репутации».

На вопрос, насколько Денис верит, что подкова приносит людям счастье, 32-летний кузнец отвечает: «Все зависит от того, как к этому относиться. Если молодожены действительно верят в это, мне искренне хочется, чтобы моя подкова поспособствовала их счастью. Но большинство все же относится к моему действу на свадьбе как к некоему шоу. Что же, счастье — вещь относительная. Вряд ли его можно выковать».

Алесь Гизун для Intex-Press

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *