Из истории средневековых металлических шлемов

Рис. 1 Бронзовый шлем. Найден в захоронении под Сесто-Календе (без изображенного здесь гребня). Датируется примерно IV в. Музей Миланской академии.В течение столетий оружейники пытались противопоставить средствам нападения эффективные средства защиты и наоборот. Этот процесс постоянно находился под влиянием технических достижений. На исходе античности казалось, что средства нападения далеко превзошли средства обороны. Меч германцев, галлов и т. п. был выполнен из более прочного железа, его клинок стал длиннее, древковое оружие мощнее и эффективнее, ударное — стало общеупотребительным.

Рис. 1 Бронзовый шлем. Найден в захоронении под Сесто-Календе (без изображенного здесь гребня). Датируется примерно IV в. Музей Миланской академии.

Большое значение приобрело метательное оружие — луки, пращи и др. Всему этому страшному оружию нападения можно было противопоставить весьма скромные средства защиты: маленький шлем, который своей формой напоминал римский шлем поздних времен, кожаное платье, обшитое пластинками или чешуей из железа, бронзы или рога, а также щит, который мог выдержать удар топора. Усердие, с которым пытались устранить это несоответствие, проявлялось главным образом в изменениях формы шлема, в период с раннего средневековья до нашего времени.

Рис. 2 Каркасный шлем

Головной убор италийских воинов в начале средневековья состоял из полукруглой тульи, выполненной из бронзы или листового железа, склепанного из нескольких частей, к нижнему краю которого прикреплялись горизонтальные узкие поля. Посредине спереди назад проходил листообразный разукрашенный гребень — смутным напоминанием о шлемах времен процветания Рима. С незначительными изменениями эта форма шлема существовала с гальшгадтского периода, т. е. с V века до н. э. до великого переселения народов. Намного проще был шлем воина варварских народностей V века. Он представлял собой низкий колпак конусообразной формы, изготовленный из ряда пластин, склепанных вместе. К краю его подвешивалась бармица, из кольчуги или кожи, обшитой кольцами, прилегавшая под подбородком к шее. Древнейшая форма этой бармицы встречается на Востоке.

Рис. 2 Каркасный шлем 

Только немногие шлемы раннего средневековья, найденные в Германии, имеют этрусские или азиатские формы, что указывает на незначительность античного влияния на германцев. Герулы и лонгобарды были первыми, кто стал пользоваться железными шлемами, поскольку оба племени на южных склонах Альп уже давно занимались производством металла. У германцев шлемами обладали только знатные особы. Шлемы состояли из медных и, нередко, роговых пластин, укрепленных на железном каркасе. Один из таких каркасных шлемов был найден в могильном холме под Монайджешем в Дербишире. Он уже снабжен железным наносником с серебряным крестом. На макушке шлема укреплена фигурка кабана из железа (рис. 1). Это типичный каркасный шлем, который играл у германцев значительную роль во времена перехода от язычества к христианству и неоднократно упоминается в балладе о Беовульфе. Так, в это время стали появляться геральдические знаки, немецкое происхождение которых здесь проявляется весьма четко.

Рис. 3 (Слева) Шлем Святого Вацлава, чешского князя (ок. 907-929 гг.). Хранится на внутренней стороне алтаря Св. Вацлава в соборе Св. Вита в Праге. Рис. 4 (Справа) Медный шлем, склепанный из двух половин. Обрамление в виде короны, а также большая трубка для перьев носят следы золочения. Найден при раскопках в Гице (польск. — Геч) в провинции Позен (Познань) на территории крепости, разрушенной чехами в 1039г. XII в. Музей любителей наук в Позене (Познань).

Рис. 3 (Слева) Шлем Святого Вацлава, чешского князя (ок. 907-929 гг.). Хранится на внутренней стороне алтаря Св. Вацлава в соборе Св. Вита в Праге. Рис. 4 (Справа) Медный шлем, склепанный из двух половин. Обрамление в виде короны, а также большая трубка для перьев носят следы золочения. Найден при раскопках в Гице (польск. — Геч) в провинции Позен (Познань) на территории крепости, разрушенной чехами в 1039г. XII в. Музей любителей наук в Позене (Познань).

С V по X век в итальянских городах-государствах восточное влияние в попытках защищать голову было еще незначительным. Входит в употребление кольчужный капюшон, соединенный с хаубертом, а шлем сохраняет черты своего классического, античного происхождения. На миниатюрах Золотой псалтыри из монастыря Санкт-Галлен (Швейцария) конца VШ века воины изображены в шлемах с широко выступающими полями и длинным назатыльником. На лбу поля загнуты вверх и образуют впереди выступ. Простые воины носили шлемы без гребней, знатные — с гребнями в форме листьев, как это было принято во времена Рима. Такие же изображения шлемов встречаются на миниатюрах в Библии из собора Св. Павла (Рим), ЕХ века, а также в Евангелии Лотаря и Библии Карла Лысого из Лувра.

В Х веке античное влияние заметно ослабевает, шлемы становятся высокими и островерхими, снабжаются развитыми затыльниками, нащечниками, которые с обеих сторон защищают уши и щеки.

Эту конусообразную форму, как мы можем видеть в рукописи Аврелия Пруденция, они обретают около 1000 года. До этого времени шлем состоял из мягких частей, изготовленных из кожи, и только полоса, проходившая от лба к затылку, венец и науши были металлическими. Подобный головной убор не мог обеспечить достаточную защиту от оружия нападения того времени и среди воинов не пользовался особой популярностью. Так и у германцев на миниатюрах Х века пехота изображена без шлемов, одетая только в хауберт Значительные усовершенствования шлема появляются около середины Х века, бесспорно влияние Востока. На ковре из Байе видны одинаково одетые как англосаксы, так и норманны.

Рис. 5 (Слева) Шлем Генриха Льва, герцога Саксонского и Баварского (1129-1195). Коллекция герцога Камберлендского в Гмундене. Рис. 6 (Справа) Шлем, выполненный из одного куска железа. Рубеж XI-XII вв.

Рис. 5 (Слева) Шлем Генриха Льва, герцога Саксонского и Баварского (1129—1195). Коллекция герцога Камберлендского в Гмундене. Рис. 6 (Справа) Шлем, выполненный из одного куска железа. Рубеж XI-XII вв.

На них кожаный панцирь, обшитый металлическими пластинами или кольцами. Голова защищена хаубертом, поверх которого надет конусный шлем, прообраз более позднего бацинета с забралом. Древнейшим образцом этой формы является шлем Святого Вацлава в сокровищнице собора Св. Вацлава в Праге. Он еще склепан из нескольких частей, впереди к краю прикреплен железный наносник. Эта форма шлема, пришедшая с Востока, сохранилась до ХVII века у арабов, персов и тюркских народов. В XI веке в северных странах и Италии используется шлем такой же конусообразной формы, чаще всего тоже с наносником (нем. Naseneisen). На Севере он изготавливался из меди, состоял из двух половин и был украшен бронзой или позолотой.

Хотя от ударного оружия такой шлем защищал мало, форма его стала значительным шагом вперед. Такая форма шлема сохранилась до ХII и даже до ХIII века. В конце XI века появляются цельные шлемы, изготовленные из одной пластины. Этот факт доказывает быстрое развитие кузнечного искусства в то время. Круглому куску чистого железа в раскаленном состоянии сначала при помощи тяжелого молота придавали вогнутую форму, которую затем доводили ручными молотами на наковальне. На Востоке этим искусством владели задолго до Х века. Век ХII сопровождался лихорадочным стремлением улучшить форму шлема. Появлялись шлемы яйцеобразные, конусообразные, сферической формы и далее цилиндрические, с плоским верхом. Дольше всего сохранялась первая форма под названием (хотя и неточным) норманнский шлем.

Всем этим формам был присущ железный наносник, который со временем становился все длиннее и шире, а в Германии появилась даже прочная заслонка для лица — или наличник (нем. Visier). Отчетливее всего видны изделия оружейных мастеров на миниатюрах из коллекции Геррада Ландсбергского. В этот период широко распространяется обычай украшать шлемы золотом и драгоценными камнями. Среди всех этих беспорядочных попыток усовершенствовать шлем практический опыт первого (1095–1099) и второго (1147–1149) крестовых походов сыграл решающую роль и за удивительно короткое время вызвал значительные изменения в форме шлема. Появляется цилиндрический или даже полукруглый по форме шлем большого объема, охватывающий голову полностью, причем, обитая изнутри подкладкой макушечная часть его ложится на кольчужный капюшон.

Рис. 7 Высокий горшковый шлем с открывающимся забаралом и остатками подлинной бармицы. Из церкви в Норфолке, XII в. Дворец Александры.

Рис. 7 Высокий горшковый шлем с открывающимся забаралом и остатками подлинной бармицы. Из церкви в Норфолке, XII в. Дворец Александры.

Теперь лицо полностью защищено стенкой шлема с вырезами для глаз или смотровой щелью. Часто пробиваются также отверстия для доступа воздуха. В результате появился так называемый горшковый шлем, служивший в разных формах головным убором рыцарей с середины ХП до XIV века. Своему возникновению горшковый шлем обязан чрезвычайно опасному действию сарацинских боевых палиц и секир, от которых неповоротливые крестоносцы сначала вовсе не могли защититься.

Рис. 8 Горшковый шлем с откидной лицевой частью. Конец XII в. Национальная коллекция в Лондоне.

Рис. 8 Горшковый шлем с откидной лицевой частью. Конец XII в. Национальная коллекция в Лондоне.

Первые горшковые шлемы еще прилегали к голове (рис. 6). Забрало, открывающееся как дверка, было спереди пробито отверстиями для облегчения дыхания, для обзора оно имело смотровую щель (рис. 7, 8). Горшковые шлемы французов и англичан в первой половине ХШ века изображались с совершенно плоским верхом, в то время как верх немецких шлемов был закруглен (рис. 9). С появлением горшковых шлемов в рукописях появляются намеки на их крепление к хауберту при помощи кожаных ремней. На затылке с помощью ремешков привязывались к кольчужному капюшону и норманнские шлемы, какими мы можем видеть их изображения на печатях. К концу ХШ века макушка шлема становится конусообразной (рис. 10), стенка становится изогнутой по форме черепа. Отчетливее всего видна принятая около 1340 года форма горшкового шлема на рисунках из кодекса Балдуина Трирского. Важность этого источника для истории оружейного дела мы еще подтвердим ниже. В Италии на Горшковых шлемах появляются сначала окна для доступа воздуха в виде четырехугольных вырезов со стороной примерно 10 — 12 сантиметров. Окна закрывались при помощи железной дверки и маленького засова на правой геральдической стороне шлема. Это приспособление также свидетельствует об усилиях обеспечить воину необходимый доступ свежего воздуха.

Рис. 9 Горшковый шлем Эдуарда, Черного принца (1330-1376). С его гробницы в Кентерберийском соборе.   Рис. 10 Горшковый шлем с украшением в виде рогов. Статуэтка всадника, найденная при раскопках на острове Тексел. Нач. XIV в. Коллекция Сикса в Амстердаме

Рис. 9 Горшковый шлем Эдуарда, Черного принца (1330—1376). С его гробницы в Кентерберийском соборе. Рис. 10 Горшковый шлем с украшением в виде рогов. Статуэтка всадника, найденная при раскопках на острове Тексел. Нач. XIV в. Коллекция Сикса в Амстердаме

В этот же период все решительнее входит обычай украшать макушку шлема фигурками наподобие каркасного шлема. Фигурки теперь становятся выше и с большого расстояния бросаются в глаза. Первоначальная цель их состояла в распознавании своих воинов, одетых в подобные шлемы, т. к. их лица были закрыты личинами или кольчугой. Чувство собственного достоинства привело к сохранению этих знаков опознавания и к почтительному отношению к ним. Фигурные изображения выбирались сначала совершенно произвольно. Позднее они стали постоянным знаком воина, его рода, и геральдическими фигурами которые начинают изображать и на щитах (рис. 11, 12).

Рис. 11 (Слева) Горшковый шлем. Из собора в Херефорде, позже хранился в коллекции Мейрика. XIV в. Настоящее место хранения неизвестно. Рис. 12 (Центр) Горшковый шлем с остатками крепления геральдической фигуры — вероятно, головы орла. XIV в. Музей артиллерии в Париже. Рис. 13 (Справа) Шлем с геральдической фигурой, принадлежавший Хайме I Завоевателю, королю Арагона (1208-1276). Выполнен в восточном стиле. Музей Армерия Реаль в Мадрида  

Рис. 11 (Слева) Горшковый шлем. Из собора в Херефорде, позже хранился в коллекции Мейрика. XIV в. Настоящее место хранения неизвестно. Рис. 12 (Центр) Горшковый шлем с остатками крепления геральдической фигуры — вероятно, головы орла. XIV в. Музей артиллерии в Париже. Рис. 13 (Справа) Шлем с геральдической фигурой, принадлежавший Хайме I Завоевателю, королю Арагона (1208—1276). Выполнен в восточном стиле. Музей Армерия Реаль в Мадрида

Эти геральдические фигуры были выполнены из кожи, которой придавалась необходимая форма. Кожа обклеивалась холстом, на который по меловой грунтовке наносили темперные краски или золочение (рис. 13). Эти геральдические фигуры, как и легкие деревянные щиты и кожаные попоны для лошадей, составили особый предмет геральдического искусства. Следы крепления таких фигур встречаются на старых шлемах — отверстия макушечной части. В первой половине XIV века оснащение боевых шлемов геральдическими фигурами еще не является общепринятым.

Рис. 14 Горшковый шлем с крылом в качестве геральдической фигуры и наметом. С герба короля Вацлава Чешского из Манессовой рукописи, XIV в.

Рис. 14 Горшковый шлем с крылом в качестве геральдической фигуры и наметом. С герба короля Вацлава Чешского из Манессовой рукописи, XIV в.

Шлемы с геральдикой используются только на турнирах. В кодексе Балдуина на изображениях битв геральдические знаки встречаются только на одной гравюре.

Если посмотреть на горшковый шлем с точки зрения его практического использования, то мы должны признать, что, несмотря на все признаки прогресса, он для воина был крайне обременителен. В летнюю жару всаднику угрожала опасность задохнуться под своим шлемом. Поэтому обычно его носил оруженосец, или же он висел на цепи, один конец которой крепился к шлему, а другой на груди воина. Так был найден выход из положения, но только из одного. Мучение воина привело к тому, как уже упоминалось выше, что в конце XIII века в передней стенке шлема стали делать отверстия по величине лица и закрывать его забралом, которое откидывалось вбок, как форточка, на шарнирах или поднималось и опускалось по пазам. В забрале делали вентиляционные отверстия.

Горшковый шлем носили сначала поверх стеганого колпака из кожи. Позднее, в конце XIII века, всадник носил под шлемом низкий колпак в форме чаши — черепник, или бацинет, к которому крепилась бармица, свисавшая на плечи. Самые ранние бармицы еще плотно прилегали к шее, более поздние, с XIV века, спадали свободно. Последний тип кольчуги имел существенные преимущества, т. к. свободно свисающая ткань существенно ослабляла удар. На одной стороне передней стенки горшкового шлема, обычно на правой, реже на обеих, пробивались отверстия в форме креста. Они служили для крепления цепи (рис. 9). Шлем крепился к броне цепью.

Чтобы не лишать воина преимуществ, предпринималось множество попыток облегчить ему ношение громоздкого, тяжелого горшкового шлема. Уже во время второго крестового похода всадники были вынуждены покрывать свои шлемы куском льняного полотна, чтобы немного уменьшить нагревание железа под солнцем. Эта ткань, ниспадающая по плечам вниз, при длительном ношении под воздействием погодных условий и походной жизни постепенно приходила в ветхое состояние: поперечные нити рвались, и по краям свисали грязные лохмотья. Рваное покрывало для шлема, как и знамя вместе с геральдической фигурой на шлеме, щите и попоне лошади стали типичными атрибутами рыцарского достоинства. Искусство восприняло эти свисающие лохмотья как стилистический мотив для своих изображений. Так возник шлемовой намет, иначе ламбрекен, каким мы его видим на рисунках гербов XIV века. Традиция настолько прижилась, что в конце концов шлемовые наметы стали делать не иначе как с вырезанными в форме зубцов, так называемыми фестончатыми краями.

В конце ХШ века черепник вместе с бармицей мог показаться кому-то достаточным для защиты, но горшковый шлем времен крестовых походов стал гордостью рыцаря, его постоянным знаком отличия от простого наемного солдата или оруженосца, носившего простые железные колпаки. Многие, главным образом пожилые, рыцари носили поверх черепника кожаный горшковый шлем, усиленный металлическими накладками. Рыцари невыносимо страдали под тяжестью огромного горшкового шлема и стремились перенести опору с макушки головы на другую точку. Для более плотного размещения шлема на голове стали делать мягкие кожаные ободки, крепившиеся изнутри шлема или на черепнике. Это приспособление стали покрывать вышивками или оплетать цветными шнурами. Иногда такая диадема переносилась на шлем и становилась чисто декоративным элементом, в исполнении из цветных или полудрагоценных металлов и богато украшенная.

Рис. 15 (Слева) Шлем Георгия Кастриоти, албанского князя, прозванного Скандерберг (ок.1405-1468). Выполнен в восточном стиле; купол полированный, диадема и геральдическая фигура из меди и частично позолочены; на диадеме надпись, расшифровывающаяся как Иисус Назарянин благословляет князя Эматия, короля Албании, ужас Османов, короля Эпира. Геральдическая фигура в виде козлиной головы указывает на то, что шлем был изготовлен до XV в. Рис. 16 (Центр) Бацинет со скобками для крепления бармицы и носовой стрелки. Италия, середина XIV в. Музей Польди-Пеццоли в Милане. Рис. 17 (Справа) Бацинет с пристегнутой носовой стрелкой. XIV в.

Рис. 15 (Слева) Шлем Георгия Кастриоти, албанского князя, прозванного Скандерберг (ок.1405—1468). Выполнен в восточном стиле; купол полированный, диадема и геральдическая фигура из меди и частично позолочены; на диадеме надпись, расшифровывающаяся как Иисус Назарянин благословляет князя Эматия, короля Албании, ужас Османов, короля Эпира. Геральдическая фигура в виде козлиной головы указывает на то, что шлем был изготовлен до XV в. Рис. 16 (Центр) Бацинет со скобками для крепления бармицы и носовой стрелки. Италия, середина XIV в. Музей Польди-Пеццоли в Милане. Рис. 17 (Справа) Бацинет с пристегнутой носовой стрелкой. XIV в.

С начала XIV века горшковый шлем использовался в бою все реже. Через полтора столетия на первый план снова вышел старый норманнский шлем, которому теперь, в соответствии с приобретенным опытом, постепенно придавали иную форму. Шлем стал объемнее, так что теперь он не ограничивался линией лба, а опускался на затылок. Спереди делали аркоподобный вырез, открывавший лицо до лба, сзади также имелся неглубокий вырез для шеи. По бокам и нижнему краю располагались скобы, к которым с помощью шнура крепилась бармица. Ее выполняли из кольчуги, и она спадала спереди и сзади. Спереди она доходила до подбородка, оставляя лицо открытым. Его закрывал широкий металлический наносник, повторяющий форму носа, снизу прикрепленный к лицевому вырезу бармицы, а верхним краем цепляющийся за крючок на лбу шлема. Такие носовые стрелки появились в Германии около 1330 года и исчезли около 1370 года. Широкого применения они не нашли.

Рис. 17 Бацинет с пристегнутой носовой стрелкой. XIV в.

Рис. 17 Бацинет с пристегнутой носовой стрелкой. XIV в.

Самая надежная защита лица была найдена в начале XIV века в виде забрала, которое стало встречаться все чаще, а примерно с 1400 года применялось уже на всех бацинетах. Забрало, которое в лобной части укрепляется на шарнире, называется откидным (рис. 18). Если по бокам оно неподвижно, но его можно снять со штифтов, то забрало называется навесным. Наконец, забрало, движущееся вокруг боковых осей, называется подъемно-опускающимся. На надгробном памятнике графа Пемброкского (1323) в Вестминстерском аббатстве можно увидеть уже полностью сформировавшееся забрало.

С середины XIV века бацинеты ради облегчения дыхания стали снабжаться остроконечными вытянутыми вперед забралами, напоминавшими морду собаки, и поэтому стали называться «собачьими мордами» (нем. Hansgugel). Известна так называемая «Война собачьих морд» 1375 года, в которой Инграм фон Конци с армией численностью 18 тысяч наемных солдат напал на древнее габсбургское родовое поместье в Ааргау. Обе стороны были в бацинетах «собачья морда». А в другом источнике 1389 года записано: «Собачьи морды имели рыцари и солдаты, граждане и вооруженные люди».

Рис. 18 Бацинет со скобами для бармицы и откидным забралом, вытянутым в форме собачьей морды. Италия, конец XIV в. Коллекция Я. Г. Фон Хефнер-Альтенека в Мюнхене.

Рис. 18 Бацинет со скобами для бармицы и откидным забралом, вытянутым в форме собачьей морды. Италия, конец XIV в. Коллекция Я. Г. Фон Хефнер-Альтенека в Мюнхене.

К концу XIV века развивается форма шлема с забралом «собачья морда». Корпус шлема полностью сделан по образцу бацинета, но имел жесткие подбородник и назатыльник, так что шлем, собственно, сидел на плечах. Это нововведение станет понятным, если учесть, что эти подбородник и назатыльник заменили кольчужную бармицу. Шлемы этого типа прекратили использовать в конце ХШ века. Называть эти шлемы просто бацинетом неточно, самый подходящий для них термин — большой бацинет.

Шлемы с забралами, сделанными в форме «собачья морда», использовались еще примерно до середины XV века, единичные экземпляры встречаются и в более позднее время, например, шлем императора Фердинанда I хранится в императорской коллекции в Вене. Изготовлен он в Инсбруке в 1530 году Йоргом Зойзенхофером.

Рис. 19 Бацинет (собачья морда) с подьемным забралом. Швейцария. XIV в.  

Рис. 19 Бацинет (собачья морда) с подьемным забралом. Швейцария. XIV в.

Горшковый шлем, хотя и исчез с поля боя, все-таки был важным атрибутом рыцарства и с незначительными изменениями в форме использовался до XVI века на турнирах. Он превратился в новый шлем для поединков, «жабья голова», который по своей форме приближается к закрытому шлему.

Головной убор рыцаря того времени существенно отличался от головного убора простого воина. Пехотинцы, лучники или арбалетчики с XII века носили более простой головной убор — железную шляпу — в форме глубокого таза с широкими полями. С XIV века, когда пехота постепенно стала приобретать все большее значение, дворяне начали заискивать перед наемными солдатами и даже короли иногда носили железные шляпы, хотя и с подбородником для защиты нижней половины лица (рис. 22).

Железная шляпа исчезает только в середине XVI века. На последнем этапе своего существования, с 1520 года, ее популярность возрастает среди ландскнехтов, форма ее меняется, появляется простая удобная легкая железная шапка с козырьком от солнца (рис. 23), напоминающая современную кепку.

Рис. 21. Железная шляпа с плоским краем и широкими, низко опущенными полями. Аугсбургская работа, вторая пол. ХV в.  

Рис. 21. Железная шляпа с плоским краем и широкими, низко опущенными полями. Аугсбургская работа, вторая пол. ХV в.

Во втором десятилетии XV века у рыцарства вдруг появляется совершенно новой формы шарообразный шлем или би кокет. Пришедший из Италии, он является собственно не чем иным, как пригнанным шлемом с большим забралом и вогнутыми стенками для защиты шеи. Эта форма имела значительное преимущество; шлем опирался на плечи и крепился на груди и спине с помощью ремней. Голова воина свободно двигалась в этом шлеме, и удары палиц могли нанести ему лишь небольшой вред. Несмотря на это, такие шлемы исчезли уже в 1470 году, вероятнее всего из-за своей неуклюжести и в связи с тем, что ударное оружие нападения постепенно использовалось все реже.

Рис. 22. Железная шляпа в которую был одет император Максемилиан I (1459-1519) во время въезда в Лютцельбург (1480 г.) Германия.  

Рис. 22. Железная шляпа в которую был одет император Максемилиан I (1459—1519) во время въезда в Лютцельбург (1480 г.) Германия.

Уже вместе с бацинетом в 1350 году появляется приспособление, защищающее нижнюю часть лица и называющееся подбородником. Иногда он бывает подъемным. Если это приспособление не образует составной части шелка, то крепится к груди с помощью ремней, клиньев или крючков.

Рис. 23. Железная шапка, украшенная травлением с золочением. Сменный шлем от доспеха Конрада фон Бемельберга (1494-1567). Работа Валентина Зибенбюргера, травление Альберта Глоккнендона. Нюрнберг, 1532 г.  

Рис. 23. Железная шапка, украшенная травлением с золочением. Сменный шлем от доспеха Конрада фон Бемельберга (1494—1567). Работа Валентина Зибенбюргера, травление Альберта Глоккнендона. Нюрнберг, 1532 г.

К концу XIV века бацинет теряет остроконечный купол и приближается по форме к шару. Боковые и затылочные части шлема удлинились, а примерно с 1420 года над макушкой появился острый гребень. Так возникла совершенно новая форма шлема — салад, которая до конца столетия пользовалась большой популярностью среди рыцарей и наемных солдат (рис. 24, 25, 26).

Рис. 24 Итальянский, т.н. луккский салад, с чеканными и позолоченными украшениями. Лента, идущая по шлему имеет шипы и украшена вытравленными строчными буквами, которые не образуют слов и имеют чисто декоративное назначение. Конец ХV в. Царскосельский арсенал  

Рис. 24 Итальянский, т.н. луккский салад, с чеканными и позолоченными украшениями. Лента, идущая по шлему имеет шипы и украшена вытравленными строчными буквами, которые не образуют слов и имеют чисто декоративное назначение. Конец ХV в. Царскосельский арсенал

Итальянские салады существенно отличаются от немецких. Первые имеют больше форму римского или греческого шлема, что живо напоминает об античности. Некоторые шлемы с узкими вырезами для носа и глаз похожи на коринфские шлемы гоплитов, например, венецианский салад, Немецкий салад на затылке вытянут далеко назад, образуя развитый назатыльник, и иногда имеет отогнутые в стороны бока. Лицо закрыто подъемным забралом со смотровой щелью, нижний край которой выступает настолько, что делает невозможным проникновение к глазам ударного оружия. В 1500 году появляются подвижные назатыльники. Немецкие салады исчезают уже полностью к 1520 году, итальянские сохраняются в течение всего XVI столетия.

Салады не всегда изготавливались из железа. В битве под Азенкуром (1415), по свидетельству очевидца Сен-Реми, знаменитые английские лучники были оснащены саладами из вареной кожи. Существенным дополнением к немецкому саладу был подбородник, прикрепленный к груди крючками и закрывавший до глаз нижнюю половину лица. Знатные рыцари в городах носили подбородник, изготовленный из кожи и обтянутый тканью. В 1480 году немецкие рыцари, а также наемные солдаты носят шлемы, представляющие собой каркас из металлических полей, обтянутых мехом и имеющих форму салада. В хрониках императора Максимилиана I они изображены с забралами и без них. Подобные шлемы зарегистрированы как «решетчатые колпаки для мозгов» в инвентарной книге 1519 года оружейного склада в Вене в количестве 400 штук с пометкой «для пехотинца». В иллюстрированной книге дворца Течен на Эльбе такой шлем носит рыцарь с чертами лица императора Максимилиана (рис. 27).

Рис. 25. Немецкий салад с подъемным забралом. Край украшен декоративной латунной полосой; подбородник прикреплен к нагруднику и снабжен опускающейся деталью, которая слегка видна на рисунке. От доспеха эрцгерцога Зигмунда Тирольского (1439-1490).  

Рис. 25. Немецкий салад с подъемным забралом. Край украшен декоративной латунной полосой; подбородник прикреплен к нагруднику и снабжен опускающейся деталью, которая слегка видна на рисунке. От доспеха эрцгерцога Зигмунда Тирольского (1439—1490).

Данным источникам не всегда можно доверять в том отношении, что в них под названиями салад часто упоминались совершенно разные шлемы, поскольку это название было общепринятым. Салад, как и родственная ему железная шляпа, применялся в отрядах немецких солдат-наемников, а также нашел широкое применение у швейцарцев в XV веке. Во Франции их носили при Карле VII (1403–1461) королевские лучники, а начиная с Людовика XI (1423–1483) — легкие кавалеристы. Часто встречается название «лукканский салад», который в действительности является итальянским саладом, а «татарский салад» — восточным шишаком. В Италии, а позднее и во Франции салады для зашиты ушей оснащаются по бокам над ушами— дискообразными пластинами. С этим добавлением начинается переход от саладов к бургиньотам, которые мы рассмотрим чуть позже.

Рис. 26 Салад итальянского пехотинца. Нач. ХV в. Музей Польди-Пеццоли в Милане

Рис. 26 Салад итальянского пехотинца. Нач. ХV в. Музей Польди-Пеццоли в Милане

К середине XV века в Италии сформировался шлем, полностью закрывающий голову. Его назвали армет. Старейшая форма развилась из салада с подбородником и сохранились переходные формы. Конструкция арметов могла несколько отличаться, но главным было то, что задняя часть шлема выковывалась по линии шеи, подбородок и щеки закрывались подбородником, состоящим из двух половин, укрепленных на боках на петлях и застегивающихся спереди. Забрало было довольно острым, крепилось к корпусу разъемными полупетлями. Верхний край отогнут вперед и образует смотровую щель, другую сторону которой образует нижний край налобного усиления. Главным отличием этих шлемов был защитный диск на невысокой стойке, расположенный сзади на уровне шеи. Существуют мнения, что этот диск предохранял рыцаря при падении на спину или же служил для крепления намета. В действительности этот диск защищал от перерубания ремень дополнительного подбородника, который носился с этими шлемами в бою и на турнире.

Рис. 27 (а) Железный остов в форме салада, покрываемы шкурой с подъемным забралом. (б) Шлем в форме салада, обтянутый шкурой, мехом наружу. Арсенальные книги императора Максимилиана 1514 г. Тирольский арсенал   Рис. 27 (а) Железный остов в форме салада, покрываемы шкурой с подъемным забралом. (б) Шлем в форме салада, обтянутый шкурой, мехом наружу. Арсенальные книги императора Максимилиана 1514 г. Тирольский арсенал

Рис. 27 (а) Железный остов в форме салада, покрываемы шкурой с подъемным забралом. (б) Шлем в форме салада, обтянутый шкурой, мехом наружу. Арсенальные книги императора Максимилиана 1514 г. Тирольский арсенал

Эти дополнительные подбородники носились со старейшими арметами, которые полностью назывались — «армет с диском». С привычной бармицей, вернее с ее остатками, трудно было расстаться (рис. 28). Эта бармица исчезла с появлением ожерелий у доспеха. В начале XVI века шлемы имели только зачатки гребня, идущего ото лба к затылку, впоследствии этот гребень стал более массивным. В 1570 году, особенно в Италии, гребень вырос до огромной высоты. Барочная фантазия привела к появлению гротескных забрал в форме устрашающих образов. Такие забрала называли «чертовыми масками». Вообще варианты шлемов того времени имели собственные названия, присваиваемые в зависимости от забрала: «мертвая голова», «обезьянье забрало» и пр. (рис. 29). Общее название этих шлемов — гротескные шлемы.

С 1500 года конструкция армета значительно упрощается. Теперь подбородник изготавливается цельным и не откидывается в стороны, а сидит на одной оси с забралом. Забрало вместе с подбородником, поднятые вместе, открывают достаточный проход для надевания шлема на голову. Диск исчезает. И к 1530 году выработался армет нового типа. Корпус шлема оттянули назад. Считают, что этим освободили место для подбитого мехом или холстом колпака. У забрала было несколько поперечных граней, и оно имело поэтому механоподобный вид. В желобках пробиты многочисленные вентиляционные отверстия. Забрало далеко заходило на лоб, и поэтому от лобного усиления отказались. К подбороднику стали прикреплять горловое прикрытие (рис. 30). Появились и двойные забрала — внешнее имело обычный вид, а внутреннее состояло из редкой решетки или имело вид сетки.

Рис. 28. а) Армет с диском. Старейший образец закрытого шлема со съемным забралом, пристегивающимся подбородником и диском, защищающим ремень. Шею закрывает бармица. Италия, ок. 1490. Музей Армерия Реале в Турине. б) Вид сзади с откинутым нащечником и открытым забралом. Рис. 29. Бургундский армет с гротескным забралом и крыльями по бокам. Польша, ок. 1510 г. Музей Армерия Реале в Турине. Рис. 30. Закрытый шлем от максимилиановского доспеха, с подвижным подбородником и забралом. Переходная форма от салада к закрывающемуся армету. Изготовлен по проекту императора Максимилиана. Ок. 1510 г.

Рис. 28. а) Армет с диском. Старейший образец закрытого шлема со съемным забралом, пристегивающимся подбородником и диском, защищающим ремень. Шею закрывает бармица. Италия, ок. 1490. Музей Армерия Реале в Турине. б) Вид сзади с откинутым нащечником и открытым забралом. Рис. 29. Бургундский армет с гротескным забралом и крыльями по бокам. Польша, ок. 1510 г. Музей Армерия Реале в Турине. Рис. 30. Закрытый шлем от максимилиановского доспеха, с подвижным подбородником и забралом. Переходная форма от салада к закрывающемуся армету. Изготовлен по проекту императора Максимилиана. Ок. 1510 г.

В начале XVI века появились ожерелья, и почти сразу постарались соединить их со шлемом. Верхний край ожерелья выполняли в виде выступающего жгута, гладкого или витого. Нижний край шлема выковывался в виде полого жгута, который схватывал жгут ожерелья, свободно скользя по нему, не выходя из зацепления. Шлемы с полыми жгутами называли бургундскими арметами. Их не следует путать с бургиньотами, о которых речь пойдет позже. Тогда же появилось и забрало, которое получило наибольшее распространение. Оно имело гладкие стенки, острое вертикальное ребро и смотровую щель с защитной отбортовкой (рис. 31).

Рис. 31. Бургундский армет. Полированный с черным травлением. От доспеха короля Венгрии и Чехии Фердинанда I (1503–1564). Ок. 1530 г.

Рис. 31. Бургундский армет. Полированный с черным травлением. От доспеха короля Венгрии и Чехии Фердинанда I (1503–1564). Ок. 1530 г.

С 1510 года началось развитие шлема, который с 1530 года принял законченный вид. Общий вид и забрало не отличались от бургундского, но отсутствовало жесткое скрепление с ожерельем. Нижний край шлема не имел полого жгута, а переходил в подвижное горловое прикрытие. Забрало вместе с подбородником насажено на общую ось. Для надевания шлема забрало и подбородник поднимали вверх. А для удержания забрала в поднятом положении на правой стороне подбородника размещен стержень, служащий упором. На многих шлемах, особенно на турнирных, на правой стороне имелся подпружиненный стопор, удерживающий забрало, а иногда и подбородник в закрытом положении. Забрало делали из двух частей — верхней со смотровой щелью и нижней, с вентиляционными отверстиями. Чтобы поднять верхнюю часть, достаточно было потянуть за кожаный ремешок. А чтобы открыть обе части забрала, надо было освободить стопор и за штырек поднять его.

Рис. 32. Армет с низким гребнем, подбородником, забралом и подвижным усилением налобной части. Воротник из трех полос. От доспеха эрцгерцога Фердинанда II Тирольского (1564—1594) ( Рис. 33. Кавалерийский шлем

Рис. 32. Армет с низким гребнем, подбородником, забралом и подвижным усилением налобной части. Воротник из трех полос. От доспеха эрцгерцога Фердинанда II Тирольского (1564—1594). Рис. 33. Кавалерийский шлем

Появившаяся в начале XVI века форма забрала с заостренным концом к 1550 году достигла наибольших размеров. Стенки забрала были слегка вогнуты. Такие изменения не были случайными. Увеличение размеров создавало большой объем внутри шлема, что облегчало дыхание воина и упрочняло шлем, но увеличивало его вес. Остроконечные забрала свойственны шлемам 1530–1560 годов, но после этого стенки забрала становятся все более вертикальными, тем самым приближая смотровую щель к глазам (рис. 32).

Во второй половине XVI века конструкцию арметов упростили еще больше. Забрало заменили подъемным козырьком и вертикальной пластиной или решеткой, соединенными вместе. В нидерландских и английских армиях конные стрелки носили шишаки с подобными козырьками и решетками, но состоящими только из трех прутьев (рис. 33).

У боевых арметов, бургундских и закрывающихся часто применялись разнообразные усиления. На некоторых типах турниров эти усиления были необходимы. В первую очередь надо упомянуть накладной налобник, закрывавший лоб и макушку. Он мог быть двухсторонним или закрывать только левую сторону. На месте это усиление удерживалось тремя плоскими пружинами, отходящими сзади. Первые их образцы появились в 1510 году, а с 1540 года их использовали по большей части как украшение. Другим усилением был дополнительный подбородник, снова возродившийся у арметов, закрывающий теперь только подбородок, а своими краями — оси забрала. Снизу к нему крепилось горловое прикрытие. Подбородник стал обычным при ношении бургиньота. У некоторых боевых, но гораздо чаще у турнирных левый бок шлема и забрала усиливали. Размеры усилений были разными — самые маленькие закрывали только стенку шлема, заходя за середину, и крепились ремнем. Более крупные усиления доходили до нагрудника и крепились к нему винтами. Самые крупные закрывали половину груди, все левое плечо и шлем до смотровой щели. Эти усиления будут рассмотрены ниже.

Рис. 34. Армет с перфорированными нащечникам и забралом. От доспеха императора Максимилиана I. Ок. 1500 г.

Рис. 34. Армет с перфорированными нащечникам и забралом. От доспеха императора Максимилиана I. Ок. 1500 г.

С момента своего появления все закрытые шлемы имели один общий недостаток — перегрев головы под солнцем. С этим попытались бороться путем перфорирования корпуса. Первый из таких шлемов принадлежал императору Максимилиану. Такие шлемы выпускали до 1570 года (рис. 34). В Италии появился, а затем проник через Испанию во Францию и Германию новый тип шлема — бургинъот. Он, возможно, произошел от итальянского салада, перед которым имел некоторые преимущества. Бургиньот состоял из сильно вытянутого назад корпуса жесткого или подвижного назатыльника. Спереди шлем имел чаще всего вытянутый вперед и вверх козырек. Первоначально низкий гребень постепенно становился преувеличенно высоким.

К боковым частям корпуса, которые имели вырезы, крепились на петлях науши. Для того чтобы хорошо слышать, они снабжались отверстиями — слуховыми розетками. На затылке под гребнем находилась гильза для султана. Если науши доходили только до скул и соединялись на шее ремнями, то шлем назывался открытым, если они образовывали подбородник, то закрытым бургиньотом (рис. 35).

Рис. 35. Бургиньот. От трехчетвертного доспеха рыцаря Ганса Фернбергера фон Ауэра (ум. 1584). Ок. 1550 г.  

Рис. 35. Бургиньот. От трехчетвертного доспеха рыцаря Ганса Фернбергера фон Ауэра (ум. 1584). Ок. 1550 г.

Итальянские бургиньоты отличаются от германских тем, что имеют более закругленные формы и схожи с античными шлемами римлян. Они появились как предметы роскоши, оформленные с фантазией и богато украшенные чеканкой, инкрустацией и золочением. Оружейники Милана, Флоренции, а позже Болоньи и Рима стали необычайно известны во всех странах своими пышными бургиньотами (рис. 36). Но и в Германии, преимущественно в Аутсбурге, также изготавливались богато украшенные бургиньоты. Первые бургиньоты времен императора Карла V (1500–1558) имели три низких гребня (рис. 37) и были головным убором только солдат-пехотинцев, но вскоре их стали носить и командующие войсками ландскнехтов. Уже в 1530 году бургиньот использовался как сменный шлем для латных доспехов, главным образом на маршах. Во второй половине XVI века его носили всадники легкой конницы Италии, Германии и Нидерландов.

В 1560 году рыцарство надевало с бургиньотами подбородники, укрепленные на груди, которые имели форму подбородников 1480 года, но больше выдавались вперед (рис. 38). Чаще всего подбородник бывал пристяжной, подобно забралу закрывающий лицо, так называемый полевой или боевой подбородник, использовавшийся на ранних арметах XV века. Германские и нидерландские бургиньоты имели боевые подбородники с воротниками. Такой подбородник крепился к нащечникам ремнями или небольшими крючками и придавал всему шлему вид закрывающегося армета.

Рис. 36. Венецианский бургиньот. С чеканкой, воронением и позолотой по железу; нащечники более поздней работы. Ок. 1560 г. Музей Армерия Реале в Турине. Рис. 37. Бургиньот. С тремя гребнями из полированного железа. Из армии императора Карла V (1500–1558). Испания, ок. 1530 г.

Рис. 36. Венецианский бургиньот. С чеканкой, воронением и позолотой по железу; нащечники более поздней работы. Ок. 1560 г. Музей Армерия Реале в Турине. Рис. 37. Бургиньот. С тремя гребнями из полированного железа. Из армии императора Карла V (1500–1558). Испания, ок. 1530 г.

Обычно он двигался вниз и фиксировался в трех или четырех положениях, что позволяло частично или полностью открыть лицо. Германские бургиньоты носили до XVII века во всех армиях, даже в итальянских. Уже в середине XVI века появились шлемы, которые объединяли старую форму шлема с устройством бургиньота. Варианты здесь необычайно разнообразны, В конце XVI века германский бургиньот часто фигурирует под названием пикинерская каска. Примерно с 1650 года во всех армиях Европы применялся бургиньот восточных, прежде всего венгерских форм. Поскольку такой шлем носили сначала в Австрии, он назывался австрийским бургиньотом. Интересно проследить за изменениями, которые этот шлем претерпел на пути с Востока. Восточным народам с древнейших времен был присущ шлем без лицевого козырька и назатыльника. Он имел вытянуто-конусную закругленную форму и оканчивался острием (рис. 39).

Рис. 38. Немецкий бургиньет

Рис. 38. Немецкий бургиньет

К этим турецким шлемам кулахам спереди была прикреплена короткая, а сзади более длинная бармица, ниспадающая на броню. Передняя часть, ниспадая на лицо, заменяла собой забрало. Такими шлемами были оснащены чебели до XVIII столетия. Наряду с этим в турецкой армии появляется другой тип шлема, по форме похожий на упомянутый выше, но имеющий некоторые особенности. Его называют турецкий шлем, или шишак. Прежде всего эти шлемы характеризуются прямым козырьком для глаз. Железный наносник может фиксироваться под козырьком в любом положении с помощью винта. Тыльная часть шлема защищена назатыльником, который в XVI веке еще висел на шлеме на коротких цепочках, а позже соединялся с ним ремнями (рис. 40).

Такие шишаки встречались и у янычар; спереди у них обычно была длинная гильза, из которой торчал высокий пучок перьев, а иногда и атрибут войск — «ложка». Знатные турки и полководцы часто носили на поле такие шишаки, чтобы понравиться янычарам. Такие шлемы появились в начале XVI века как многочисленные трофеи и сохранились в данной форме до конца XVII века, даже еще дольше, только после им стали придавать более низкую, полукруглую форму. Русские, поляки и венгры, перенявшие турецкий шлем, изменили его сообразно своему национальному вкусу. Различия в формах шлемов у разных народов незначительны, но все-таки они, как правило, четко делятся на московитские, польские и гусарские шишаки. С 1590 года все восточные шлемы фигурируют также под названием «шишак», в Европе сохранившимся до XVII века.

Рис. 39. Простой татарский шлем. Состоит из двух грубо склепанных частей и козырька. XVI в. Музей Польди-Пеццоли в Милане. Рис. 40. Турецкий железный шишак Мехмет-пашя Соколлу, великого визиря Османской империи (1505–1579). С богатыми украшениями в технике инкрустации золотом; козырек и назатыльник крепятся поворотными штифтами. Ок. 1560 г.

Рис. 39. Простой татарский шлем. Состоит из двух грубо склепанных частей и козырька. XVI в. Музей Польди-Пеццоли в Милане. Рис. 40. Турецкий железный шишак Мехмет-пашя Соколлу, великого визиря Османской империи (1505–1579). С богатыми украшениями в технике инкрустации золотом; козырек и назатыльник крепятся поворотными штифтами. Ок. 1560 г.

Из Польши шишаки попали в Саксонию, из Венгрии в Австрию и Баварию, а оттуда в другие армии, в которых претерпевали различные изменения. Так, во второй половине XVII века, когда вошли в моду мужские парики с длинными локонами, шлемы получили объемистые назатыльники. Польские всадники носили на этом шлеме украшение, как на шлемах XV века: крылья из листового железа, которые приклепывались по сторонам шлема (рис. 41). Так возник новый тип шишака, который на короткое время стал модным во всех армиях. Он встречался как в пехоте, а именно у воинов, вооруженных пиками, так и у всадников легкой конницы, аркебузьеров и т. п. и исчез только в конце XVII века (рис. 42).

Турецкий шишак как предмет вооружения применяется не только в турецкой армии. Это в достаточной степени подтверждается тем, что такая форма шлема встречается у персов, индусов, черкесов и т. д. Без сомнения, прародиной этой формы шлема является Персия (рис. 43, 44).

Рис. 41. Польский бургиньот. Украшен травлением с позолотой. Вторая пол. XVI в. Царскосельский арсенал. Рис. 42. Шишак герцога Карла II Лотаривтского (1545–1608), рифленый, гравированный, с вытравленным рисунком, позолоченный и украшенный полудрагоценными камнями. Венгерская работа, ок. 1580 г.

Рис. 41. Польский бургиньот. Украшен травлением с позолотой. Вторая пол. XVI в. Царскосельский арсенал. Рис. 42. Шишак герцога Карла II Лотаривтского (1545–1608), рифленый, гравированный, с вытравленным рисунком, позолоченный и украшенный полудрагоценными камнями. Венгерская работа, ок. 1580 г.

В коллекциях часто встречаются шлемы различных форм второй половины XVI и XVII столетия, а также необычно тяжелые бургиньоты. Они не использовались в полевом бою, а применялись только при осаде крепостей. Каждый полководец наряду со своими полевыми доспехами имел еще и траншейные доспехи или, по меньшей мере, тяжелый траншейный шлем. Во Франции в инженерных войсках они использовались вплоть до 1840 года.

Рис. 43. Индийский шлем, с перфорированным металлическим корпусом на красной подкладке.  

Рис. 43. Индийский шлем, с перфорированным металлическим корпусом на красной подкладке.

В XVII веке, когда во многих странах применение нагрудных лат пошло на убыль, предпринимались попытки защитить шлемом не только голову, но и шею. Для этого к нижнему краю на шарнирах крепились стальные полосы, во время похода они откидывались вверх, но во время боя опускались. Такое устройство встречалось как на шишаках, так и на железных шапках. Несмотря на оригинальность и простоту, это устройство мало удовлетворяло своему предназначению и поэтому быстро исчезло (рис. 45). Наряду с бургиньотом в 1520 году появился еще один воинский головной убор, родиной которого предположительно является Испания. Позже он использовался в пехоте всех армий Западной Европы, даже был популярен среди рыцарей. Этот головной убор известен под названием Орион. Возможно, название было заимствовано у мавров или образовано от испанского, что означает «черепок», «черепная крышка», скорее всего, оно является результатом не военного опыта, а солдатской фантазии. Впервые это название, предположительно для другой формы шлема, встречается уже в рукописях XIV века.

Рис. 44. Черкесский шлем. С инкрустированными украшениями и бармицей, обтянутой шелком. Царскосельский арсенал

Рис. 44. Черкесский шлем. С инкрустированными украшениями и бармицей, обтянутой шелком. Царскосельский арсенал

Нельзя не сказать и о том, что Фроншпергер в своей книге о войне называет мавританских пехотинцев «морианскими пехотинцами». Морион XVI века представлял собой высокий шлем полукруглой формы с гребнем переменной высоты. Поля шлема подняты впереди и сзади, по бокам опущены таким образом, что спереди и сзади заканчиваются острием одинаковой формы (рис. 46). Морионы носили в армии Карла V сначала в пехоте. Позже стрелки его сняли, т. к. на практике он ничего не давал. В некоторых странах, таких как Италия, морион носили с короткими подвижными щечными заслонками — нащечниками.

Рис. 45. Железная шапка, из вороненого железа, с полосками на шарнирах, опущенными вниз, применялась в легкой кавалерии. XVII в. Царскосельский арсенал. Рис. 46. Морион, с травлеными и позолоченными узорами и гербом семьи венецианских патрициев Да Мула. Италия, сер. XVI в.

Рис. 45. Железная шапка, из вороненого железа, с полосками на шарнирах, опущенными вниз, применялась в легкой кавалерии. XVII в. Царскосельский арсенал. Рис. 46. Морион, с травлеными и позолоченными узорами и гербом семьи венецианских патрициев Да Мула. Италия, сер. XVI в.

Морион, гребень которого постепенно становился необычайно высоким, сохранился до первых десятилетий ХУЛ века. Воины Пассау были оснащены морионами еще в 1603 году (рис. 47). Особенно часто он встречался в качестве головного убора стражников и телохранителей при дворах, а также во многих германских народных ополчениях. Защита головы при помощи железного шлема казалась всеобщей необходимостью. Для стрелка, который прижимал свое оружие к щеке, морион, тем более бургиньот, был неудобен. В результате стрелки в 1550 году получили собственный тип легкого шлема, кабассет (рис. 48). Он имел много жаргонных названий, часто странных, — «собачья морда», «железный чепец», «стрелковый колпак», хотя имел мало общего со старинными шлемами, носившими эти названия.

Рис. 47. Морнон, с гладким гребнем, чеканными украшениями и черненым рисунком. Головной убор младшего командира ополчения Пассау, возглавлявшегося эрцгерцогом Леопольдом V. Германия, ок. 1603 г.

Рис. 47. Морнон, с гладким гребнем, чеканными украшениями и черненым рисунком. Головной убор младшего командира ополчения Пассау, возглавлявшегося эрцгерцогом Леопольдом V. Германия, ок. 1603 г.

Шлем состоял из островерхого корпуса с тонким, невысоким гребнем, часто доходящим только до верхушки, и очень узкими горизонтальными полями, иногда чуть загнутыми вверх спереди и сзади. Если сверху такой шлем заострялся и загибался назад, то он назывался грушевидным. Последние кабассеты исчезли примерно в 1640 году. В XVI веке их носили даже знатные рыцари. Король Франциск II (1543–1560), герцог Филипп Эммануил Савойский (1553–1580) и др. носили такие шлемы. Особенно часто они встречались в итальянской и французской армиях.

Рис. 48. Простой кабассет. Кон. XVI в. Цейхгауз в Граце

Рис. 48. Простой кабассет. Кон. XVI в. Цейхгауз в Граце

И, наконец, нужно упомянуть о так называемых черепниках, которые носили всадники для защиты головы под войлочными шляпами. Они появились повсеместно в 1640 году и имели форму полушария с небольшими вырезами для ушей (рис. 49). Первые сведения о черепниках пришли из Италии в XVI веке. В итальянских городах-государствах стало обычаем носить под шапками и беретами железный чепчик полукруглой формы, нередко снабженный пятью или семью железными зубцами. Один из таких шлемов находится в художественной коллекции оружия императорского дворца в Вене (рис. 50).

Рис. 49. Простой черепник немецкого кавалериста. Ок. 1640 г. Императорский и королевский Музей армии в Вене

Рис. 49. Простой черепник немецкого кавалериста. Ок. 1640 г. Императорский и королевский Музей армии в Вене

Уже в VIII веке стало обычаем снабжать шлемы декоративными украшениями. До XV века, когда шлем превратился в составную часть доспехов, он выступал независимо от остального оборонительного вооружения, с этого времени он находился в соответствии с ним в большинстве случаев. Украшение старинных шлемов состоит чаще всего в наложении золота или блестящей бронзы. Орнаменты и фигурные украшения выполнены в еще довольно грубой технике гравировки, но с большой выразительностью. Изображения такого рода смотрятся как плоские рельефы. Стремление повысить ценность предмета и впечатление от него украшением драгоценными камнями заметно уже во времена Каролингов. Сначала рельефной чеканкой занимались только по меди. Чеканка по железу появилась только в конце средневековья. В XIV веке часто встречались украшения, выполненные в технике врезки, которые делали из латуни или золота; это старейший тип инкрустации в Западной Европе, который может рассматриваться как неуклюжее подражание восточной технике.

Рис. 50. Черепник, с пятью шипами, черненый, с небольшими подвижными нащечниками. Италия, вторая пол. XVI в.

Рис. 50. Черепник, с пятью шипами, черненый, с небольшими подвижными нащечниками. Италия, вторая пол. XVI в.

Золочением занимались преимущественно в Италии и Испании в ХIII веке, до конца средневековья оно считалось секретным искусством. В середине XV века украшения начинают делать гравировальным резцом. Только в конце XV века заметны попытки делать украшения способом травления. Искусствоведы определяют начало этой техники слишком поздно. Углубление надреза грабштихеля травильной жидкостью можно подтвердить уже на шлемах и другом оборонительном вооружении 1460 года. Примерно 1500 годом датирован круглый щит Максимилиана I из художественной коллекции оружия императорского дворца в Вене, демонстрирующий высокое травление, которое предполагает чрезвычайно искусное владение этой техникой.

Рис. 51. Приспособление для крепления украшения на армете. Италия, вторая пол. XVI в. Коллекция К. Бапперо, Милан

Рис. 51. Приспособление для крепления украшения на армете. Италия, вторая пол. XVI в. Коллекция К. Бапперо, Милан

Хотя и не сохранилось образцов древнейших времен, все-таки можно предположить, что окрашивание шлемов было принято уже в середине XII века. Наглядные примеры особенно хорошо сохранились на образцах турнирных шлемов с XV столетия. Мотивы чаще всего геральдические. В коллекциях встречаются также шлемы конца XV и XVI веков, украшенные характерной живописью. О чернении и синении лат и о причинах, вызвавших возникновение этой техники, мы более подробно расскажем чуть позже.

Ковка средневекового шлема

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *