Мост Эразма в Роттердаме

Сколько мы знаем мостов, башен, эстакад, имена авторов которых упоминаются только в специальной литературе или технических отчетах. Исключения из этого правила, такие как, например, Эйфелева башня, просто единичны. Эта ситуация кардинально изменилась в конце XX — начале XXI вв., когда личность архитектора, его образование, способ мышления все в большей степени стали влиять на восприятие внешнего облика инженерных сооружений.

История архитектуры перестала быть историей стилей, став историей построек, историей строителей. Теперь каждый творец создает собственную концепцию архитектуры, визуализируя в своих работах новейшие достижения инженерной и технологической мысли.

Бен ван Беркель. Мост Эразма. Роттердам. 1990 — 1996 гг.

Бен ван Беркель. Мост Эразма. Роттердам. 1990 — 1996 гг.

Молодой голландский архитектор Бен ван Беркель (родился в 1957 г. в Утрехте) — представитель нового поколения современной архитектуры. Он открыто противопоставляет себя и свои работы ставшим уже классиками архитекторам 1970 — 1980-х гг. Отталкиваясь от полученных у них в Архитектурной ассоциации в Лондоне знаний и навыков, он строит собственную модель отношений с формой, материалом и пространством.

Я из другого поколения архитекторов, чем Рэм Коолхаас и Заха Хадид, и я являюсь критиком этого поколения,

— утверждает Бен ван Беркель.

«Я учился у них в Архитектурной ассоциации, но я чувствую, что они всегда слишком сильно занимались развитием теории. В их работах теория превратилась в символ. Работы Бернарда Чуми, Рэма Коолхааса и Петера Айзенмана — это почти своего рода маскировка их собственных, анти-архитектурных концепций... Я верю, что возможно объединить теорию и создание архитектуры, которая излучает магию. Это задача переосмысления таких вопросов, как «Что такое фасад?», «Что такое вход?» и «Как использовать материалы?»

Общая понорама моста «Эразм». Фото: wordpress.com

Общая понорама моста «Эразм». Фото: wordpress.com

Самое известное на сегодняшний день произведение архитектора — мост Эразма в Роттердаме (Нидерланды, 1990 — 1996 гг.). Этот асимметричный во всех отношениях мост, с его особенным наклоненным 139-метровым пилоном соединяет центр города с развивающимся районом Коп ван Зюйд (Kop van Zuid), являясь последним связующим звеном между Северным морем, портом Роттердама и центральной частью города. Поскольку он находится в конце одной из самых оживленных магистралей Роттердама Бомпьеслаан (Bompjeslaan), мост Эразма стал самым заметным символом модернизации города.

Эффектная и тщательно продуманная ночная подсветка структуры подчеркивает ее принадлежность к архитектуре новейшего времени. Точный инженерный расчет соотношения высоты пилона и длины полотна моста, которая составляет 284 метра, определил необычный угол наклона пилона. Внутренняя утонченность и грациозность сооружения, изогнутая «шея» пилона, как и его белый цвет, послужили поводом к, казалось бы, совершенно неожиданному сравнению инженерной конструкции с самой элегантной птицей — лебедем.

Мост Аламильо через реку Гвадалквивир в Испанском городе Севилья. Фото: aeimages.com

Мост Аламильо через реку Гвадалквивир в Испанском городе Севилья. Фото: aeimages.com

Несмотря на отрицание ван Беркелем связи его творчества с работами предшественников и учителей, когда его спрашивают о видимом сходстве моста Эразма с мостом Аламилло (Puente del Alamillo) через Гвадалквивир в Севилье Сантьяго Калатравы (1992 г.), архитектор честно утверждает, что он недолго работал с Калатравой до того, как создал собственную фирму Беркель и Бос (Berkel & Bos) в 1988 г. Однако сразу за этим следует разъяснение: «Конечно, можно говорить о схожести между этим мостом и мостом Калатравы. Отношение между высотой и длиной моста Калатравы — 1:1. Здесь — 1:2, что означает, что длина полотна моста гораздо больше высоты пилона. В этом случае пилон должен был бы нести невообразимую нагрузку. Наклон пилона позволяет уменьшить его высоту. Качество моста, таким образом, зависит от толщины полотна моста, и это один из самых тонких мостов в мире — всего 2,10 м толщиной».

Но даже самый точный инженерный расчет не смог бы помочь пилону удерживать проезжее полотно, если бы не новейшие достижения в создании материалов XXI в. Высококачественная окрашенная сталь нового поколения, которую использовал ван Беркель для строительства пилона, вантов и балок, с легкостью выдерживает собственный вес почти 7-тонного полотна и потоки ежедневно проезжающих по мосту автомобилей. Устойчивость к температурным колебаниям и механическим повреждениям, что как нельзя более актуально для уличных сооружений, достигается добавлением в состав стали (легированием) хлора и никеля, придающих материалу особую прочность. А система вантов, каждый из которых достаточно пластичен, что также определяется свойствами стали, позволяет сравнительно невысокому пилону уверенно поддерживать длинное проезжее полотно.

Опорная часть моста «Эразм». Фото: Unstudio

Опорная часть моста «Эразм». Фото: unstudio.com

По общему признанию, у немногих архитекторов достаточно чувства вкуса, архитектурного и инженерного таланта, чтобы создавать такие совершенно различные проекты, какие разрабатываются в «УН Студио» (UN Studio), возглавляемой Беном ван Беркелем. Архитектор всесторонне использует компьютерные технологии и дизайнерские программы в своем творчестве, начиная с разработки первоначальных эскизов и вплоть до окончательных технических расчетов. Он является представителем нового поколения архитекторов «около 40», которые полны решимости переопределить границы профессии, привлекая ультрасовременные техники и материалы.

Ван Беркеля занимают возможности компьютерного дизайна и его воздействие на новые строительные формы.

«Для меня очень важно, что компьютер представляет информацию в разных срезах. Поэтому мы находимся в таком положении, что можем создавать гораздо больше различных изображений, чем до этого. Сегодня возможно проектировать сразу на компьютере. Существует некий вид гибридизации, позволяющий архитекторам превращать набросок в форму, которая может быть построена. Может, это и есть особый вид искусства. Я всегда боюсь того, что архитекторы станут очень академичными».

Проекции моста «Эразм». Фото: Unstudio

Проекции моста «Эразм». Фото: Unstudio

Работа Бена ван Беркеля над проектом моста, что обычно относится больше к области инженерии, чем высокой архитектуры, действительно представляет необычную грань его таланта, но сближение с другими, традиционными архитектурными заданиями демонстрирует, что молодой архитектор выгодно отличается от своих предшественников. Он избегает связей с современным искусством и ищет взамен этого решения острых проблем в технических и научных аспектах профессии, причем говорит при этом об «ответственности» архитектора.

«Архитекторы могут быть не только художниками. На нас лежит большая ответственность.

Мостом Эразма пользуются каждый день около 20 000 человек.

Нельзя упускать из виду этот „повседневный“ аспект, как и научную составляющую этой работы». Таким образом, для ван Беркеля важнейшим вопросом становится не создание произведений ради удовлетворения своих творческих фантазий, а вопрос необходимости и восприятия его работ теми, для кого они построены. Внешний облик конструкции, выделяющий структуру из городской среды, создающий архитектурную доминанту, прочность и надежность, обеспечивающие безопасность движения по мосту, — вот важнейшие пункты, которым полностью отвечает произведение Бена ван Беркеля.

«Я посвящаю себя иллюзии, что архитектор может изобрести нечто, так же как и ученый», — объясняет ван Беркель, один из самых оптимистичных защитников архитектурной оригинальности среди талантливых молодых архитекторов Европы.

Комментарии

  1. admin

    Мост ещё называют «Лебедь»:

    otvet.mail.ru/question/13378246/

  2. Vladimir

    Я был в Роттердаме осенью 2010 г. и специально остановился в отлеле Tulip Inn на верхнем этаже с прекрасным видом на Маас и этот восхитительный архитектурный шедевр мост Эразма! Потрясающе!

    • Сергей OST Михайлович

      Делитесь фото)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *