Реставрируя Питер

300-летие Санкт-Петербурга вызвало мощный всплеск реставрационных работ. В этот юбилейный год многие монументальные памятники города обрели свое второе рождение. О достижениях и проблемах реставрационной отрасли рассказывает по просьбе журнала «Мир Металла» председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) администрации Санкт-Петербурга Никита Игоревич Явейн.

Никита Игоревич ЯвейнНикита Игоревич, можно ли сейчас делать какие-то выводы о состоянии реставрационной деятельности в нашем городе? И какие проблемы в области реставрации выявил прошедший юбилей Санкт-Петербурга?

Прошедший юбилей Санкт-Петербурга выявил колоссальный потенциал реставрационной отрасли. Но вместе с тем показал и слабости при проведении реставрации, особенно в проектной части. Если производственный потенциал у нас довольно высок и может обеспечить работу даже на предельных оборотах — как во время юбилея, то подготовка качественных проектов кое-где провалилась: полугосударственные институты не справились с объемом работ, а многие частные проектные бюро в городе пока еще не доросли до того уровня, чтобы передать им часть проектных заказов. Из частных более или менее удачно отработали только мастерские Михайлова и Даянова.

К отрицательным моментам можно отнести также слабую подготовку кадров. В частности, сегодня нет так называемой «длинной скамейки» в реставрации: отсутствуют новые квалифицированные кадры, которые смогли бы заменить старых мастеров.

Если говорить о хорошем, то всем понятно, что в целом, результаты довольно выразительные — выполнен громадный объем реставрационных работ, и при этом удалось, на мой взгляд, выдержать качество на приличном уровне.

В чем особенности реставрационной школы СПБ? Какова специфика реставрации металлодекора в Санкт-Петербурге?

В настоящее время наблюдается тенденция к размытию петербургской школы реставрации, но выделить ее отличительные черты пока еще можно. Специфика этой школы заключается, прежде всего, в хронологическом охвате реставрируемых объектов, относящихся в основном к XIX в. и в меньшей части — к XVIII в. Безусловно, понять психологию строителей упомянутой эпохи легче, чем, скажем, строителей XIV в., а труднее в том, что реставрация XVIII — XIX вв. требует создания достаточно серьезных производств, к примеру, по металлу. Специфика петербургской школы также в том, что у нас самые большие объемы работ по России. Еще одной специфической чертой я бы назвал то, что наша школа достаточно широко открыта для новых технологий.

Арка Главного штаба. Реставрация монумента Колесница Славы: фирма Интарсия

Арка Главного штаба. Реставрация монумента «Колесница Славы»: фирма «Интарсия». Реставрация металлического декора: фирма «Арт-Эксперт»

Александровская колонна. Реставрация: фирма Интарсия

Александровская колонна. Реставрация: фирма «Интарсия»

Мы хорошо знакомы с зарубежным опытом и не стесняемся его применять, даже такие технологии, которые находятся как бы на острие технического прогресса — такие, как плазменные покрытия и т.д.

Объем юбилейной реставрации создал высокий количественный уровень работ, позволил создать мощные реставрационные группы. Сложные и объемные работы были проведены на Нарвских воротах, при реставрации ограды храма Спаса-на-Крови, огромная работа выполнена на арке Главного штаба. Наша специфика еще и в том, что мы имеем дело с очень запущенными памятниками. Все-таки западные, в той или иной степени, поддерживались по мере эксплуатации.

У нас нередки случаи, когда мы занимаемся уже полуразрушенными памятниками. К тому же, некоторые из них уже изначально были сделаны наспех. Не надо идеализировать постройки XIX, да и XVIII вв. Там были конструктивные дефекты, и их надо исправлять сейчас, если мы хотим сохранить памятник.

Как вы относитесь к тендерной системе распределения заказов в реставрации? Что является определяющим при выборе исполнителя работ?

Сейчас очень много проводится различных тендеров. Мне кажется, что у нас образовалась более или менее приличная система рыночного распределения заказов на реставрацию. В принципе, ее можно оценить положительно. К КГИОП не возникает вопросов, почему выбрана та или иная фирма. Нам помогает классификационный отбор. Сейчас в деле распределения заказов ситуация стабилизировалась. Нет случайных структур, которые демпинговали бы без гарантии качества — как это было совсем недавно. При выполнении бюджетных заказов нам важно, чтобы было меньше субподрядчиков, что значительно повышает уровень ответственности и надежности по качеству и срокам.

Арка Главного штаба. Реставрация металлического декора: фирма Арт-Эксперт

Арка Главного штаба. Реставрация металлического декора: фирма «Арт-Эксперт»

Ограда Михайловского сада со стороны храма Спас на крови. Реставрация: фирма СТЭК

Ограда Михайловского сада со стороны храма Спас на крови. Реставрация: фирма «СТЭК»

Какое из направлений реставрации сейчас развивается активнее? Можно ли говорить о появлении новых методик реставрации?

В 1950-60 гг. главным направлением в реставрации были интерьеры. Возникла целая школа по воссозданию интерьеров. Сегодня многие исторические здания внутри прекрасно отреставрированы, чего не скажешь об их внешнем виде. В принятии решений главенствовала идеология. Примеры этому — Пушкин, Павловск, Петродворец. Сегодня уже не может идти речь о реставрации без выполнения работ по укреплению и усилению фундаментов, восстановлению кровли и фасадов.

Что касается фасадов, то нам удалось выйти на более высокий уровень реставрации. Каждый раз, когда мы сейчас делаем фасады, стремимся, и в 90% случаев получается, провести одновременно полную реставрацию наружной скульптуры и восстановить то, что утрачено. За правило взяли возврат к известковым штукатуркам, соответственно, с неорганическими красителями. При реставрации уникальных памятников используются если не известковые, то силикатные краски — это мировая практика, они меньше портят то, что под ними, дольше стоят и естественно смотрятся. В целом, у нас это вошло в практику.

Достаточно много работ выполнено по реставрации исторической металлической скульптуры. Здесь имеют приоритет фирмы «Интарсия» (Нарвские ворота, Колесница славы, скульптура по городу) и «Арт-Эксперт», выполнявшая реставрацию металлодекора на арке Главного штаба.

Но есть одна проблема, которая крайне тревожит — страшно даже подумать, что происходит с металлодекором на жилых домах. Все исчезает, уходит на глазах.

Бюджетные затраты на его реставрацию были бы странными: квартира приватизирована, а фасад должно делать государство. Пока нет единого собственника домов, сложно решать вопросы реставрации.

Вид Большого Константиновского дворца в Стрельне после реконструкции

Вид Большого Константиновского дворца в Стрельне после реконструкции

Большой Константиновский дворец. Фонтан в нише Парадной лестницы Нижнего вестибюля

Большой Константиновский дворец. Фонтан в нише Парадной лестницы Нижнего вестибюля. Реставрация: фирма «Арт-Эксперт»

Мраморный зал Большого Константиновского дворца

Мраморный зал Большого Константиновского дворца

Насколько вы считаете правомочной ситуацию по замене подлинников копиями?

Вообще, это общемировая практика. Если мы говорим про скульптуры Летнего сада, то понятно, что тут главное не увлечься сплошной заменой на копии. Конечно, для сохранности хорошо было бы городскую монументальную скульптуру упрятать под крыши музеев, но трудно вообразить, что вместо, к примеру, коней Клодта на Аничковом мосту будут стоять их муляжи.

Что касается скульптуры Эрмитажа — мне кажется, что в настоящее время уже имеются надежные технологии, которые позволяют ее надолго законсервировать. И это будет более правильным, чем заменять их копиями.

Существуют ли в настоящее время какие-то ограничения для реставрационных работ? Каким вы видите дальнейшее развитие ситуации с объемом реставрационных работ в Санкт-Петербурге?

Не надо быть провидцем, чтобы однозначно утверждать, что после юбилея безусловно снизится объем федерального финансирования. Можно надеяться, однако, что свои объекты (а их немало) федеральный центр не оставит без финансового обеспечения. Если говорить о городе в целом, то можно отметить, что значительный объем работ сохранится. Конечно, такого пика не будет, как в 2003 году, но уровень работ все-таки будет несопоставим с предшествующими юбилею годами.

Нарвские триумфальные ворота. Реставрация: фирма «Интарсия»

Нарвские триумфальные ворота. Реставрация: фирма «Интарсия»

Сейчас идет финансирование реставрации пригородов, но объем его явно недостаточен. Мы предполагаем — и принимаем для этого определенные меры, — что удастся добиться финансирования реставрации наших всемирно известных пригородных ансамблей — по инвестиционным проектам из Всемирного банка реконструкции и развития (ВБРР).

В последнее время можно наблюдать интерес со стороны западных компаний к российской реставрации. Это и фирмы-производители, и специалисты по реставрации. С чем это связано? В чем отличие западного подхода к реставрации? Можно ли говорить о востребованности наших специалистов при проведении реставрационных работ на Западе?

Можно выделить несколько этапов нашего общения с западными фирмами. Так, на первом из них они хотели как бы укорениться, осесть у нас — вместе со своими специалистами. Потом их стало все меньше и меньше. Сегодня только поляки выполняют в Петродворце кое-какие работы, хотя большую часть выполняют все же наши субподрядчики. В настоящее время как таковых иностранных реставрационных фирм у нас нет. Причины очевидны, у нас есть свои кадры, которые нужно поддерживать в первую очередь, да и дешевле обходится своими силами. Наши «родные» фирмы выросли и могут теперь выполнять сложные комплексные реставрационные работы. По конкуренции у нас для западных компаний нет перспектив. Если бы не было обусловленных преференциями, установленными для своих фирм в Евросоюзе, нерыночных механизмов перекрытия доступа наших реставраторов к европейским заказам — мы бы заполонили всю Европу. Но такой рынок существует только у нас. Всюду реставрация — закрытая сфера, нигде, кроме России, нет свободных рыночных отношений в этой области.

Тысячи наших мастеров перекочевывают в летний период на Запад, где «по-черному», нарушая установления Евросоюза, «халтурят» на западные компании.

Мы бываем на зарубежных реставрационных выставках — это уже не восторгает. Да, отдельные достижения у них есть — к примеру, во внедрении лазерной очистки камня, но это все легко покупается, да и обучиться для наших не составит труда.

Как о втором этапе нашего взаимодействия с западными фирмами можно говорить о проникновении тех или иных компаний на наш рынок, но не труда — об этом мы уже упоминали — а о передаче, продаже нам своих ноу-хау, в первую очередь, своих технологических процессов. К примеру, технологий окраски фасадов в городе. Этим занимаются немецкие, шведские, финские фирмы. К сожалению, у нас нет комплексного производителя красочных систем. В этом деле немецкие фирмы выжили нашего производителя из реставрационного сектора. А вторая область — это очистка реставрируемых поверхностей, у нас нет таких технологий, как на Западе. Хотя по металлу неплохо работает фирма «Интарсия» со скоростной струйно-вихревой очисткой.

По моему мнению, наиболее подготовленными являются итальянские реставраторы. Они добились значительных результатов — к примеру, в вакуумной и лазерной очистках фасадов зданий.

Как мы видим, в организации технического исполнения реставрации исторических памятников в Санкт-Петербурге еще много сложных проблем, требующих постоянного внимания и решения. Но есть — и это мы отметили — и достижения, которые не заметить невозможно. И вот это последнее позволяет обоснованно надеяться, что удивительная красота исторических памятников нашего города будет сохранена для многих поколений.

Надежда Пупцева,
фото Екатерины Кузьминой,
миниатюра Дениса Гарипова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *