Укрощение строптивых

В последних числах мая – в дни празднования 298-летия Петербурга – вернулись на Аничков мост знаменитые бронзовые кони Петра Клодта. Этому предшествовала огромная работа в напряженном темпе – всего 11 месяцев понадобилось реставраторам, чтобы четыре скульптурные группы смогли начать новую жизнь в центре северной столицы. Об истории реставрации скульптур рассказывает Владимир Григорьевич Сорин, главный специалист научно-реставрационной фирмы «Интарсия». Именно «Интарсии» был отдан генеральный подряд – такое решение приняли Государственная инспекция по охране памятников и Музей городской скульптуры совместно с Балтонэксим банком, который выделил на производство работ около 120 тысяч долларов.

Литейных дел мастер

Работа над памятником старины начинается в первую очередь с изучения личности автора. Необходимо постичь его психологию, вникнуть в методы работы. Только тогда реставратор сможет стать достойным продолжателем авторской традиции, а произведение сохранит свой исторический облик.

klodt

Аничков мост и кони Клодта. Фото: shkolazhizni.ru

В.Г.: Бронзовые скульптурные композиции, ныне украшающие Аничков мост, изначально были задуманы для установки на пристани Адмиралтейского проезда. В это время началась реконструкция невского моста (ныне Аничкова). Клодт, воспользовавшись моментом, сделал модель Аничкова моста с фигурками коней и убедил императора Николая I установить их именно там. Все шло по задуманному плану, но, когда была заформована первая скульптурная группа, умер талантливый литейщик, В.П. Екимов. За отливку взялся сам Клодт. Даже сегодня отлить такую скульптуру очень непросто. А то, что в те годы сделал, используя метод литья по утраченному воску, Клодт, казалось волшебством: направить реку раскаленного металла в русло пятиметровой литейной формы под силу только гениальному мастеру.
В 1841 году две скульптурные группы установили на западной стороне Аничкова моста, со стороны Адмиралтейства. На восточной – аналогичные, но из гипса, окрашенного под бронзу. Окончание работ несколько затянулось: Клодт дважды повторял скульптуры в бронзе, но император отправлял их в подарок: в Берлин и Неаполь. В третий раз Петр Карлович решил развить тему укрощения коней. С тех пор скульптурный комплекс Аничкова моста по оригинальности идеи, выразительности и мастерству исполнения является шедевром мирового уровня.

Кстати, барон Клодт, будучи назначен руководителем литейного двора Академии художеств, впоследствии отливал произведения не только свои, но и других скульпторов. Техническая сторона дела была для него не менее важна, чем творческая, со временем он довел до совершенства сложнейшую технологию отливки крупных фигур по восковым моделям.

str5 И доктора, и модельеры.

До последней реставрации скульптуры Аничкова моста реставрировались дважды: в 1914-м и в 1974 году. Высокая загазованность, близость воды, регулярные зимние обработки улиц пескосоляной смесью поставили на грань гибели авторскую поверхность: взгляду реставраторов предстал толстый слой грязи, коррозия и эрозия бронзовой поверхности. Картину разрушения усугубляли деформации, трещины и даже угроза утраты устойчивости.

В.Г.: Действительно скульптуры находились в плачевном состоянии. Дело осложнялось еще и тем, что о предыдущих работах над памятником сохранились лишь отрывочные сведения, и работу пришлось начинать практически «с нуля». Но недаром Петербург считается городом с высоким научным потенциалом: нам очень помогли специалисты исследовательских, учебных институтов и производственных предприятий. Так, в Техническом университете был сконструирован специальный гибкий трехметровый эндоскоп с манипулятором диаметром 10 мм. С его помощью мы смогли проникнуть «во чрево» памятника, выяснили, как укреплены скульптуры, и составили план демонтажа…
Привезенные в цеха Монументскульптуры, кони подверглись тщательнейшему осмотру. Была выявлена природа образования трещин, определен их характер. Сварку, кстати, можно было осуществить только специальными электродами при определенных режимах.

Широкий спектр рентгенофазовых и химических анализов позволил выявить структуру солей, характер загрязнений, определить состав сплава. Интересно, что внизу и вверху скульптур состав металла разнится: происходит так называемая ликвация – расслоение компонентов. То есть, образно говоря, ноги у наших коней оказались медными, живот – латунным, а уши – цинковыми. Выявился и механизм образования патины – злокачественной и доброкачественной. Скульптуры «болели» бронзовой болезнью очень серьезно. Для того чтобы реставрация была качественной, потребовалась полная расчистка фигур для уничтожения основных хлоридов меди: достаточно молекулы, чтобы вирус бронзовой молекулы распространился вновь. Расчистка осуществлялась с помощью специального прибора реактивной сверхзвуковой струей. Когда работа была завершена, мы просто ахнули: можно было рассмотреть каждую шерстинку, каждую вену на ногах лошади. Оригинальные портреты двух коней были в свое время вылеплены Клодтом с натуры. Норовистый арабский скакун Амалат-Бей, подаренный барону императором Николаем I, и орловский Серко – жеребец, служивший моделью Академии художеств, стояли перед нами будто живые.

Безусловно, расчищенные поверхности должны быть защищены. Причем классические методы защиты, такие, как искусственное патинирование, то есть создание защитной пленки с использованием металла самого памятника, в данном случае не годилось – в условиях агрессивной окружающей среды такое покрытие полностью исчезло бы года через полтора. Единственно правильный выход состоял в нанесении на поверхность скульптур защитно-декоративного слоя физическими методами. Работа проводилась в три этапа, таким образом мы обеспечили тройную защиту памятника. Сначала с помощью плазмотрона, сконструированного профессором Технического университета В.С. Клубникиным, скульптуры были «одеты» в тончайшую оболочку – так называемый «жертвенный слой», по химическому составу, близкий к благородной патине. На втором этапе в специальные поры этого слоя вносили ингибитор коррозии. Третья ступень – традиционная барьерная защита – заключалась в нанесении слоя полимера естественного происхождения, в данном случае пчелиного воска. Причем воск плотно закрывал поры с ингибитором коррозии, препятствуя его разрушению.

Сегодня скульптуры имеют оливковый цвет – цвет расчищенной литейной бронзы, словно только что вышли из мастерской Клодта. А благородный зеленоватый «налет времени» отсутствует – для коней он вреден.

str3

«Мы сделали все, что могли»

Итак, скульптуры отреставрированы. Теперь очень ответственная часть работы – доставка и монтаж памятника на мосту. К слову сказать, мост тоже нуждается в восстановительных работах. Опытные реставраторы разработали специальную систему крепления фигур на пьедестале: в полость плит, на которых стоят фигуры, помещены специальные конструкции, предохраняющие скульптуры от вибрации. Сами пьедесталы имеют уклон в сторону воды из-за обветшания моста. Когда он будет отреставрирован, уклон будет несложно ликвидировать, не демонтируя памятник.

В ночь на 28 мая знаменитые кони Клодта оправились в обратный путь…

В.Г.: Самая большая проблема заключалась в том, чтобы доставить скульптуры на мост, ни на йоту не нарушив целостности покрытия. Работы планировалось провести в ночное время – с 10 вечера до 6 утра. Дополнительная трудность состояла в том, что за время реставрации кони «подросли» — из-за введения в полости плит опорных конструкций, и маршрут их следования к месту установки пришлось корректировать – во избежание контактов с транспортной электросетью. Все было рассчитано до мелочей и тщательно отрепетировано. Кони Клодта, для безопасности одетые в резиновые чепчики, благополучно прибыли на Аничков мост. Представьте зрелище: по ночному предгрозовому петербургскому небу летит… бронзовый конь и мягко опускается на гранитный постамент моста. За ним другой, третий, четвертый… Их появление бурно приветствовала восторженная публика. К часу ночи установка была завершена, и прошла она без единого осложнения.

Отчет о работе над памятником – большой многостраничный труд – наше наследие следующим поколениям реставраторов. А внутри полости плинты той скульптурной композиции, что у дворца Белосельских – Белозерских, находится медная капсула, где перечислены все участники этого реставрационного проекта, числом около 30 человек. Внизу подпись: «Мы сделали все, что могли. Кто сможет, сделайте лучше». И это действительно так. Мы приложили все силы, чтобы вернуть петербуржцам этот шедевр.

Но рано ставить точку в нашем повествовании. Дело в том, что реставраторы могут предохранить произведение старины от вибрации и коррозии… Но не в нашей компетенции уберечь их от посягательств горожан, которые в стремлении запечатлеть свой образ рядом с бессмертной скульптурой переходят все границы допустимого. Защита памятника не предусматривала того, что его в буквальном смысле станут попирать ногами.

Изначально замысел композиции Клодта был рассчитан на то, чтобы рассматривать скульптуры с близкого расстояния, потому фигуры и вылеплены столь тщательно, с огромной любовью к каждой детали. Кстати, берлинские и неапольские кони, о которых я уже упоминал, стоят на высоких постаментах – и всю выразительность замысла великого скульптора имеют возможность оценить только петербуржцы. И хотелось бы, чтобы они были достойны тех уникальных произведений, которые их окружают.

Кира Смоленцева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *