Виктор Астафьев: доктор, лечащий железо

Музей-заповедник «Александровская Слобода» можно назвать мемориальным музеем — в нем хранится память о выдающемся деятеле русского Средневековья Иване Грозном (как бы ни бесспорно выглядела его личность для наших современников). Но помимо экспозиций и программ, посвященных пребыванию первого русского царя в Александровской слободе, в музее имеются выставки, связанные с разными эпохами и разными социальными мирами провинциального Александрова. А вот пласт александровской истории, связанный с петровскими преобразованиями, той ломкой укладов старинной жизни, которая происходила в конце XVII — начале XVIII веков, из экспозиционного плана выпал. Для исключения этого пробела александровские музейщики готовят новую выставку «История в лицах», которая должна открыться в этом году. Лица — это, в первую очередь, сам Пётр Первый, его сосланная в александровский монастырь сестра Марфа и петровский генерал-аншеф Иван Иванович Бутурлин.

Покровская церковь. XVI-XVII вв. Домовый храм Ивана IV Грозного. Фото: Музей-заповедник «Александровская Слобода»

Покровская церковь. XVI-XVII вв. Домовый храм Ивана IV Грозного. Фото: Музей-заповедник «Александровская Слобода»

Для новой выставки придется «изъять» некоторые экспонаты с других экспозиций и хорошенько «перетряхнуть» фондовые собрания. Какие-то предметы нужно и подновить для того, чтобы выглядели они «на уровне». И вот тут за дело берутся реставраторы.

В «Александровской Слободе» для их работы теперь есть все условия, поскольку в музее появилась своя реставрационная мастерская. Плюс в ее появлении очевиден — теперь хранители коллекций могут наблюдать за процессом реставрации своих «подопечных», а реставратор при необходимости может получить консультацию о предмете и найти в музейных фондах аналог.

На новой музейной реставрационной базе в этом году потрудились реставраторы живописи и иконописи. Для создания новой выставки понадобились еще и услуги художника-реставратора произведений искусства из металла Виктора Юрьевича Астафьева.

Виктор Юрьевич — преподаватель Суздальского художественно-реставрационного училища, специалисты которого работают со многими федеральными музеями центральной части России (Ярославль, Вологда, Тверь, Москва, Московская область). Очень «плотное» сотрудничество у училища с Владимиро-Суздальским музеем-заповедником, филиалом которого в подзабытые уже времена являлся Александровский музей.

Училище, которому в этом году исполняется 30 лет, по-своему уникальное. Оно единственное в России, которое готовит прикладников-реставраторов.

Реставратор Виктор Астафьев в мастерской. Фото: photosuzdal.ru

Реставратор Виктор Астафьев в мастерской. Фото: photosuzdal.ru

Реставраторов-живописцев учат многие учебные заведения. А вот тех, кто возвращает к жизни произведения искусства из камня, дерева, ткани и металла, по утверждению В. Ю. Астафьева, готовят только в Суздале. Готовят дозировано: при общем плане набора в училище 30 человек в каждую из групп набирают от 6 до 8. И набор на специальность идет не каждый год. Так что массового выпуска реставраторов по металлу, как, например, юристов, не бывает. Поэтому и востребованность у суздальских выпускников есть. Несмотря на кажущуюся непрестижность работы, они трудятся и в музеях (например, в столичном Музее Востока).

По глубокому убеждению Виктора Астафьева, музеи в стране, несмотря ни на какие времена, будут всегда. А музей, в первую очередь, это гарант хранения нашей памяти и истории. Истории, которую необходимо показывать людям. Показывают в лучшем случае десятую часть того, что имеется в запасниках. У столичных музеев экспонатов побольше, но и возможностей показа побольше. Виктор Юрьевич считает, что и музей-заповедник «Александровская Слобода», соответствуя статусу музея федерального подчинения, обновляет и пополняет свои экспозиции с завидной регулярностью.

На территории музея регулярно проводятся кузнечные мастер-классы. Фото: Музей-заповедник «Александровская Слобода»  

Музей регулярно проводит кузнечные мастер-классы. Фото: Музей-заповедник «Александровская Слобода»

Но на вопрос: радует ли его то, что отреставрированные им вещи сразу же попадут на новую выставку, он ответил неожиданно: «В принципе меня радует другое. Меня радует то, что эти вещи перестанут разрушаться. И что после их консервации будет гарантия, что какой-то период они будут нормально храниться».

«Лечить» железо теоретически просто. Нужно убрать загрязнения и стабилизировать коррозию. Целиком коррозию убрать не получится — она остается в порах и микротрещинах, а вот законсервировать — можно.

Главный инструмент реставратора при этом — технический фен. Ведь металл боится влаги. И если необходимо сделать какие-то промывки, нужно тут же предмет просушить. А то, как шутит Виктор Юрьевич, можно помыть металл, уйти покурить, прийти — а он опять ржавый. Поэтому при каждой промывке нужно тут же просушить феном так, чтобы испарилась влага. Этот инструмент пригодится для реставрации большинства экспонатов для новой выставки в Александровском музее-заповеднике: небольшой пушечки, печной двери, держателей для светильников. А вот для оставленных «на десерт» серебряного оклада и редчайшего, по словам В. Ю. Астафьева, потира (чаши) понадобятся уже более утонченные инструменты. Редкость потира в том, что сам он сделан из ординарного олова. Но при этом на нем имеется гравировка, да к тому же он покрыт каким-то желтым металлом, что редко встречается на оловянных предметах. Что это за металл — предстоит узнать реставратору с помощью химического анализа.

Вот такие тайны старинных вещей и тяга к металлу когда-то и предопределили выбор профессии Виктором Астафьевым. С металлом он работал «всю жизнь». До армии довелось работать с редкими металлами (никель, палладий, кобальт) на «Северникеле» (ныне это всем известный «Норильский никель»). После армии была учеба в Красносельском художественном училище обработки металлов, которое обычно именуют академией ювелирного искусства (по первой профессии В. Ю. Астафьев ювелир-гравер). Ну, а потом пришлось преподавать и самому. Сначала в Мурманске, а потом по приглашению — в Суздале. В Суздаль он приехал посмотреть на училище, на город. Да так и остался в этом городе, в который «не влюбиться невозможно».

С тех пор приходилось заниматься реставрацией на Соловках, в Херсонесе, на речке Белой в Адыгее, в Ярославле и даже в Германии. В перестроечные годы была такая возможность у мастеров и специалистов постажироваться за рубежом. Полгода Виктор Юрьевич знакомился с европейскими стандартами посредством реставрации архитектурного металла, церковных часов и колоколов. Ну, а теперь весь накопленный им опыт будет применен к предметам из фондов Александровского музея-заповедника. Результат увидим на новой выставке в музее.

Эдуард Егоров для «Уездный город»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *