Военный декор петербургских мостов

«Взаимоотношения искусства с античностью подобны истории любви. Открытие античности в середине XVIII в. напоминает пылкую влюбленность. Сама античность, в восприятии ее поклонников, представляется в образе тонкой и хрупкой девушки. Поэтому так тонки и изящны столики и туалеты того времени.

Пантелеевский мост в Петербурге. Фото: Прогулки по Петербургу

Пантелеевский мост в Петербурге. Фото: Прогулки по Петербургу

В эпоху развитого классицизма взаимоотношения искусства и античности сравнимы с браком между зрелыми мужчиной и женщиной, браку, полному равновесия во всех отношениях. Наконец, в эпоху ампира античность превращается в дородную матрону, властную и мужественную». Именно ампир стал официальным стилем империи, который призван был пропагандировать справедливость и властность правителей, военные триумфы их армий.

Ограда Летнего сада с головой горгоны Медузы и фонарь Пантелеймоновского моста

Ограда Летнего сада с головой горгоны Медузы и фонарь Пантелеймоновского моста

Эгида с головой горгоны Медузы на фонаре Пантелеймоновского моста. Фото: myjulia.ru

Эгида с головой горгоны Медузы на фонаре Пантелеймоновского моста. Фото: myjulia.ru

По петербургским мостам никогда не маршировали центурии «идущих на смерть» римских легионеров. Но дух великих побед древности вот уже три века витает над мостами столицы Российской империи.

Начало XIX в. — время военных триумфов России, великих побед русской армии. Распространение в императорской столице величественного российского ампира отразилось в оформлении петербургских мостов 1820 — 1840-х гг. Каждая деталь их декора имеет символический смысл, они являют практически весь пантеон древней мифологии Греции и Рима, провозглашая Российскую империю наследницей традиций и славы империи римских магистратов.

Характерным атрибутом русского ампира является изображение эгиды — символа гнева богов и их покровительства, пришедшее в искусство из античной мифологии. Так назывался наводящий ужас щит верховного бога Зевса, выкованный богом-кузнецом Гефестом. В середине эгиды помещалась голова горгоны Медузы, добытая Персеем. Даже после смерти голова Медузы сохранила способность превращать противников в камень. Поэтому ее изображение использовали на щитах воинов в качестве защитного талисмана. Изображение головы горгоны Медузы на ограде 1-го Инженерного моста и решетке Летнего сада является наиболее часто встречающимся в декоре Петербурга. Однако в трансформированном виде оно появляется на фонарях Иоанновского и Пантелеймоновского мостов, в декоре оград 2-го Садового и Мало-Конюшенного мостов.

Фонарь Иоанновского моста. Фото: Егор Руденко

Фонарь Иоанновского моста. Фото: Егор Руденко

С историей Римской империи связана ограда 1-го Инженерного моста, выполненная по рисунку архитектора Л.И. Шарлеманя, которая представляет собой короткие копья-дротики, соединенные горизонтальными тягами. Столбы решетки декорированы фасциями с укрепленными на них мечами и эгидами с изображением головы горгоны Медузы. Фасции — связки деревянных прутьев с воткнутым в середину топориком, являлись символом римских магистратов, который свидетельствовал об их праве бичевать и казнить. Они носились перед императором двенадцатью охранниками — ликторами. В изображениях фасции символизируют судебную власть и справедливость.

Характерным элементом в военном декоре петербургских мостов является так называемая арматура — от лат. Armatura — вооружение, снаряжение.

В искусстве — рельефное изображение предметов вооружения разных эпох, военных трофеев. Обычно арматура состоит из щита, шлема (чаще всего одной из разновидностей его форм, называемой «шлемом Минервы»), широких римских мечей, секир, стрел, пик, фасций, пучков копий, знамен и лавровых венков. Атрибуты Аполлона — лавровые венки, водружавшиеся на головы воинов как знак их триумфа, являлись своеобразными «коронами» победителей. Арматура украшает решетки 2-го Инженерного, Пантелеймоновского и 1—го Садового мостов (причем рисунок ограды последнего повторяет рисунок нижней части ворот у здания Михайловского дворца — Русского музея, спроектированных К.И. Росси), а также арку пролета 1-го Инженерного моста.

Арматура на решетке 1-го Садового моста. Фото: www.liveinternet.ru

Арматура на решетке 1-го Садового моста. Фото: http://www.liveinternet.ru

Отдельное место в декоре отведено изображениям животных, обычно хищников, наделенных от природы силой, мощью и устрашающими размерами и также связанных с мифологией: орла — священной птицы Юпитера, царя птиц, и льва — царя зверей. Они традиционно являлись символами силы и победы и изображались на штандартах римских легионов, на оружии и гербах многих народов. Львиные и орлиные головы можно увидеть на фонарях 1-го Садового, Пантелеймоновского и Иоанновского мостов и на решетке 1-го Инженерного моста.

Фасция на решетке Летнего сада, со стороны реки Фонтанки. Фото: Yanachka

Фасция на решетке Летнего сада, со стороны реки Фонтанки. Фото: Yanachka

Щит с изображением головы горгоны Медузы на ограде 2-го Садового моста. Фото: Alexei Kouprianov

Щит с изображением головы горгоны Медузы на ограде 2-го Садового моста. Фото: Alexei Kouprianov

Мосты Петербурга являются не только частью архитектурного ансамбля города, но и своеобразной энциклопедией символов и эмблем, которая рассказывает о военных триумфах непобедимой русской армии. Нужно лишь только суметь прочитать эту архитектурную книгу побед. Ведь петербургские мосты — это книги, на страницах которых боги соседствуют с героями, встав на защиту детища императора Петра Великого.

Ампир или Стиль империи

Ампир (от фр. Empire — империя; лат. Imperium — командование, власть) как художественный стиль сложился во Франции в начале XIX в. и был провозглашен официальным стилем Первой Империи Наполеона Бонапарта (1804 — 1814 гг.).

Это было прежде всего искусство парадное, дворцовое. Наполеон стремился окружить себя теми пышностью и блеском, которые всегда сопровождали римских властителей. Археологические раскопки Геркуланума и Помпей, проводившиеся в середине XVIII в. Иоганном Иоахимом Винкельманом (1717 — 1768 гг.), воскресили античное искусство с его величественной мощью, помпезностью и военной символикой. Декоративные мотивы искусства Древнего Рима — оружие, арматура, венки и гирлянды, — были призваны прославить военные успехи Бонапарта. Однако момент величия продлился недолго... После победы русской армии над «несокрушимыми» войсками первого императора Франции в войне 1812 г. ампир стал своеобразным трофеем, привезенным из Парижа в Санкт-Петербург. Следует отметить, что определенные черты ампира можно найти и ранее, еще в эпоху правления Павла I (1796 — 1801 гг.). Пристрастие императора к военным забавам породило определенный стиль мебели и обилие военной символики в декоре. Однако поистине русским ампир стал только после возвращения армии Александра I из Франции в 1813 г. Энциклопедиями русского ампира являются два классических произведения мировой литературы: «Война и мир» Льва Толстого и «Евгений Онегин» Александра Пушкина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *