Ирина Ротанова. Женская профессия кузнец

Накануне осенних Кузьминок корреспондент московской «Вечерки» встретилась с художником по металлу Ириной Ротановой. В итоге получился взгляд женщины-журналиста на женщину-кузнеца.

Художник по металлу Ирина Ротанова— Верхнюю одежду в шкаф уберите, — перекрикивает стук молотков и визг болгарки Ирина. Сама она в защитных брюках и куртке, на руки надеты рабочие перчатки, короткие волосы едва видны из-под платка.

Прожженные угольками мысы тапочек красноречиво напоминают, что и в кузнице береженого Бог бережет.

В центре помещения — огромный горн, над ним — вытяжка. Вокруг горна, будто сушатся грибы на зиму, висят гирлянды всевозможных щипцов.

Щипцы и молот — главные инструменты кузнечного ремесла. Хорошо тому кузнецу, что на две руки кует, поговаривали в народе. То есть в одной держит щипцы, в другой — молот. Но в одиночку работать не просто. Чаще кто-то держит, а другой бьет. Недаром даже называли одних «кузнецами», а других «молотобойцами».

На Руси про силу кузнецов слагали легенды. Говорили, что они могут подковать лошадь... на весу. Нынче мускулы в кузнечном деле — не главное. Вместо мехов, которые раньше раздували вручную, придумали хитроумные автоматические приспособления, в работе применяют болгарки и электрические горны. Теперь даже представительница слабого пола может сказать гордо: «Я кузнец».

Ирина Ротанова — одна из тех редких женщин, что выбрали себе эту исконно мужскую профессию. Уже 13 лет делает она на заказ кованую мебель, ограждения, кованую утварь, а в свободное время — металлические скульптуры (может сковать изящную ящерицу, девочку на шаре или летящего Икара).

— Образование у меня по росписи ткани. Анатолий Корнеев, мой первый учитель, пригласил в кузню. И все, пропала: меня увлек металл. Очень пластичный материал, с массой возможностей.

— Для нашего ремесла хорошо подходит низкоуглеродистая сталь, — продолжает Ирина. — В нагретом состоянии она, как пластилин в руках. Это создает особый колорит кованых изделий — они «мятые», на поверхности видно движение металла в процессе деформации. Стальной кованый декор можно выполнить очень изящно, чтобы веточки гнулись, почти трепетали.

Ирина Ротанова. Икар, 1999. Фото: kofka.ru

Ирина Ротанова. Икар, 1999. Фото: kofka.ru

Ирина Ротанова. Навершие столба «Покинутый дом», 2003. Фото: kofka.ru

Ирина Ротанова. Навершие столба «Покинутый дом», 2003. Фото: kofka.ru

Возможности кованой стали в декоративном искусстве почти безграничны: делаются и женские украшения, и бытовые вещи. И работает Ирина наравне с мужчинами. А если что тяжелое поднять нужно, помогут, конечно.

Ирина разожгла горн и положила прямо на угли металлический прут. Когда цвет металла стал светло-оранжевым, почти белым, зажав прут щипцами, девушка вынула его из горна и привычным движением положила под пневматический молот. Под ударами молота пластичный металл принял нужную форму. Теперь опять разогревать и доводить молотом вручную.

Говорят, человек может смотреть очень долго на три вещи: как горит огонь, течет вода и работает другой человек.

А уже если этот другой работает с огнем и водой — оторвать взгляд невозможно. Прошу и я попробовать. Ирина тут же находит для меня защитную одежду. Девушка-кузнец держит щипцами металлическую заготовку на наковальне, а я выступаю в роли молотобойца.

Ирина Ротанова “Такса”, металл, ковка. 88х36х20. Фото: Светлана Рябушкина, ostmetal.info

Ирина Ротанова «Такса», металл, ковка. 88×36×20. Фото: Светлана Рябушкина

Удивительно наблюдать, как гнется под ритмичными ударами сталь. Начинаю понимать, что привлекает людей в эту необычную профессию: ощущение силы, покорение металла, укрощение стихий. Удары молотком даются нелегко. После десятка-другого начинаю чувствовать мышцы. Что же со мной будет, если несколько часов ковать?

— Ты легкий молот ей дала, надо было сразу кувалду, — шутят кузнецы. — Ну, с почином!

На Руси представить женщину-кузнеца было невозможно: не бабское это дело.

Павел Пряхин, председатель Гильдии кузнецов московского региона — При советской власти девушек даже в училища такие не брали, — говорит Павел Пряхин, председатель Гильдии кузнецов московского региона. — Шпалоукладчицы были, а кузнецов — не было.

А вот во время Великой Отечественной войны сестры, жены, дочери заменили ушедших на фронт братьев, мужей и отцов. Женщины составляли тогда около 40% всех работников черной металлургии, а среди кузнецов и штамповщиков — почти половину, среди формовщиков и сварщиков — до трети. Слабый пол, вынужденный стать сильным, устанавливал рекорды, которым позавидовали бы и мужчины.

В октябре 1941 г. на Горьковском заводе Анна Мельник, соревнуясь с кузнецом Горбуновой, за полторы смены дала 5 норм выработки.

— В послеперестроечный период редкие девушки-кузнецы появились; некоторые из них пошли по стопам отцов, — продолжает Павел Викторович. — Одно дело стоять на потоке и выдавать километры оград и другую художественную ковку. У нас девушки или художественной ковкой занимаются, или делают оружие, когда надо проявить интуицию, чтобы получить нужный сплав. Девушки хорошо чувствуют металл, интуитивно понимают, где поджать, где подтянуть.

Из женщин-кузнецов больше всего известны оружейницы Наталья Забелина (из Тулы) и Мария Архангельская, дочка знаменитого кузнеца-оружейника Архангельского.

Ирина Ротанова «Удильщик», металл, ковка. 94×83×46. Фото: Светлана Рябушкина

Ирина Ротанова «Удильщик», металл, ковка. 94×83×46. Фото: Светлана Рябушкина

Вообще при советской власти, когда, казалось бы, молот был одним из символов государства, кузнецам пришлось непросто. Многое из того, что было нужно делать из металла, стали изготавливать на станках. А кованые украшения в какой-то момент оказались излишеством.

Настоящих школ, где учат огненному делу, как не было, так и нет. Можно лишь пойти в подмастерье к мастеру. Если в 80-е были в основном государственные заказы, то сейчас кузницы вынуждены сами находить себе работу.

Ирина Ротанова. Сперматозавр, 2002. Фото: kofka.ru   

Ирина Ротанова. Сперматозавр, 2002. Фото: kofka.ru

Ирина Ротанова. Ночник «Птица», 1996. Фото: kofka.ru

Ирина Ротанова. Ночник «Птица», 1996. Фото: kofka.ru

Ирина, например, вместе с другими кузнецами делает сейчас кованую лестницу. Работают уже третий месяц, такой кропотливый труд. Лестница будет в виде лианы с кованой головой льва. Вот только эту красоту мало кто увидит за высоким забором чьей-то усадьбы.

На заметку

Молоток от соприкосновения с раскаленным металлом деформируется: на нем появляются утолщения, завитки. Говорят, «молот расцвел». С этим «цветением» кузнецы борются: снимают молоток с ручки, нагревают, выравнивают разбухшие края и закаляют. Говорят, в старину могли разжигать горн... гвоздем.

Мастер стучал по нему до тех пор, пока гвоздь не раскалялся настолько, что мог запалить сухую солому. Кузницы на Руси были темные. Дело в том, что узнать температуру металла можно по цвету. В полумраке, когда металл светился желто-красными переливами, легче не ошибиться.

О женщинах-кузнецах на форуме →

Марина ГЛАДКОВА,
Вечерняя Москва, № 215 (25235) от 16.11.2009

Комментарии

  1. implecto

    когда клещи кузнечные щипцами называют, это вы меня уж извините!! ... )) ну а плоскогубцы назвали бы щипчиками?))) умора. ужжжос... просто ккошмар.

    Девушка-кузнец — это, по-моему, вполне нормально... уже, конечно. Даже если Оно вызовется в кузнецы — пожалуйста. Тем более, если человек творит, интересно творит, так пусть. Да и кому какое дело, собственно, до того кем работать, а кем нет человеку. Я всегда за творчество, и особенно. если оно уникально, или чем-то особенно.

    • admin

      Здесь скорее вопрос к автору статьи, т.к. в изначальном варианте даже фамилия Ирины была написана с ошибкой.

      Сама же Ирина вполне достойный мастер. Постараемся её в нашу арт-галерею пригласить))

  2. Редакция ostmetal.info

    Работы Ирины Ротановой в сети редкость. Её работы в основном закрыты в частных особняках и галереях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *