Золотой калейдоскоп Жаннеты Шидловской

Жаннета Шидловская Многогранность таланта, творческая неугомонность и поразительное трудолюбие — от этих эпитетов нельзя удержаться после знакомства с Жаннетой Шидловской. Богатый внутренний мир художницы широко распахивается перед каждым, кто соприкасается с ее картинами, витражными композициями, мозаичными панно. Они «звучат» особой музыкой души мастера, радуют неожиданными образами, светлыми эмоциями.

Витражная скульптура, интерьерные светильники и декоративная пластика в ее интерпретации сочетают мастерское владение классической техникой и восхитительную игру с палитрой цветного стекла. В этой статье наряду с произведениями, выполненными из стекла и металла, представляем отрывки из эссе художницы о поисках собственного пути.

«Байкер». Металл, стекло. 70×50×30 см

«Байкер». Металл, стекло. 70×50×30 см

Со времен наскальной живописи до наших дней одним из главных действующих лиц на сцене истории является художник. В разные эпохи мастера кисти и резца посылали нам свои свидетельства о происходящем. Без них мы вряд ли имели бы ясное представление о человеческой цивилизации. В тишине величественных соборов молчаливо смотрят на нас творения великих зодчих. Жизнь тех, кто создавал шедевры, протекала неторопливо и осмысленно. Сегодня мир меняется каждый миг.

«Жар-птица». Металл, стекло. 130×100×40 см

«Жар-птица». Металл, стекло. 130×100×40 см

Современный маэстро летит, чтобы не утонуть в потоке информации, чтобы успеть, не пропустить шанс стать лицом года или месяца, схватить приз на бьеннале. Летим без оглядки, бросая мимолетные взгляды по сторонам, прислушиваясь к дышащему в затылок конкуренту. На вернисаже торопливо пробегаем мимо работ своих коллег, высматривая там, вдали и выше, что-то видимое только нам. Подождите, ребята! Это не спринтерская гонка. Искусство не терпит суеты. Присядем на скамейку в засыпанном золотом листьев парке. Сделаем глубокий вдох. Вспомним, как в молодости на этой скамейке...

«После бала». Металл, стекло. 80×60×30 см

«После бала». Металл, стекло. 80×60×30 см

Моя скамейка напомнила мне о девочке (неужели это я!), прильнувшей к глазку калейдоскопа и не замечающей бега истории. Сколько всего в отрезке времени, отделяющем меня сегодняшнюю от того хрупкого создания. Но я, взрослая, не очень отличаюсь от той дюймовочки с белыми кудряшками, разглядывающей в маленьком экране калейдоскопа миниатюрные витражные картинки. И сейчас чувствую замирание сердца от сказочной красоты, которую показывала маленькая волшебная игрушка.

Перебирая цветные стекла для настоящего взрослого витража, вспоминаю, как, проснувшись в далеком детстве с потребностью действовать, неслась эта девочка в пространстве и времени, пробуя на ходу все, к чему прикасалась, пытаясь узнать, то ли это, что ей интересно.

Витражи в костеле Св. Станислава Костки. Варшава, Польша. 1996-1997 гг.

Витражи в костеле Св. Станислава Костки. Варшава, Польша. 1996—1997 гг.

Многое должно было произойти в жизни, прежде чем я поняла: самое интересное происходит не только во внешней жизни, но и внутри самого человека. Накопление опыта необходимо, но основная работа — это работа, глубоко запрятанная от окружающего мира. Театр, клоунада — скрытая часть айсберга моей натуры. Музыка, танец, детские спектакли сопровождали меня до тех пор, пока я не поняла, что в художнике могут воплотиться и актер, и режиссер в одном лице. Художник независим и может сам ставить любые спектакли в тиши своей мастерской. Сколько ролей «сыграла» я, работая над портретами реальных и вымышленных героев! Так появились серии цирковых, балетных, романтичных, куртуазных и кокетливых персонажей. Думаю, если бы не мой независимый характер, быть мне клоунессой!

Накопив багаж профессиональных навыков и отточив мастерство упорным трудом, как сказочная героиня, я получила свой шанс. Минуя подробности, скажу — то, что сейчас происходит в моей жизни — это как раз то, что магнитом манило через пространство и время. Это именно то, что еще в школьном детстве поднимало ни свет, ни заря — брать кисти, краски и работать, рисовать неисчислимое количество набросков карандашом и фломастером, замучивая всех заковыристыми позами.

Костел монастыря в Гридиске-Мазовецком, Польша, 1998 год

Костел монастыря в Гридиске-Мазовецком, Польша, 1998 год

Все соединилось, связалось во времени и пространстве. Теперь настоящие витражи вдохновляют каждый раз новой темой и новой задачей. Мозаики манят и светятся. Темы прекрасны. Я еще в юности рисовала Прометея, выводящего народы из тьмы.

Звонок из Варшавы — и я работаю над портретом Папы Иоанна Павла II. Чудо... Только чудом можно было бы назвать все, что происходит со мной с тех пор, как я выиграла конкурс на создание памятника Ежи Попелушко в Варшаве. Но я думаю, каждому чуду нужно помочь трудом. И умением радоваться всему. И восхищаться каждым днем своей жизни. И быть благодарным судьбе за любой подарок. Ведь жизнь так быстротечна и хочется крикнуть: остановись, мгновенье...

Из биографии

Жаннета Олеговна Шидловская родилась в Рудольштадте (Германия), окончила Белорусский театрально-художественный институт (ныне Белорусская академия искусств) в Минске, Высшие курсы сценографии в Москве. С 1967 г. участвует в художественных выставках в разных странах. Работает в монументально-декоративном искусстве, графике, станковой живописи, сценографии. Особое место в творчестве художницы занимает поиск новых возможностей классического витража, металлопластики. Оригинальные произведения Шидловской находятся в частных коллекциях Германии, Голландии, Канады, Израиля и других стран, витражи и мозаики украшают церкви и костелы, а также интерьеры общественных зданий в Беларуси, Польше, Финляндии.

Сайт художницы http://www.jannart.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *