Чеканка по меди

Одним из древнейших видов прикладного искусства Узбекистана, уступающим по возрасту лишь художественной керамике, является искусство обработки металла, наиболее распространенным видом которого является чеканка по меди. Она превосходит другие виды ремесел и по числу уникальных образцов, памятников различных эпох, и по тематическому обилию мотивов.

Сведения о чеканке Узбекистана XIX — начале ХХ вв. существуют в этнографической литературе и в описаниях путешественников того времени. В советское время ряд исследователей обратился к историко-художественному освещению чеканки Узбекистана XIX — ХХ вв. Помимо общих работ по истории изобразительных и прикладных искусств Узбекистана, в которых чеканка представлена в виде отдельного раздела (Б.В.Веймарн, Л.И.Ремпель, Г.А.Пугаченкова, Д.А.Фахретдинова и др.), имеются и специальные работы (Б.Сергеев, Т.Абдуллаев). В Германии в 1975 г была издана книга о чеканке Бухары (З.Вестфаль-Хельбуш, И.Бруне). В 1986 г в Ташкенте была издана книга-альбом, посвященная чеканке и ювелирному искусству Узбекистана ( Т.Абдуллаев, А.Хакимов, Д.Фахретдинова). В альбоме впервые репродуцированы все основные произведения узбекской торевтики и ювелирного искусства начиная с древнего периода по настоящее время, но основное внимание уделено чеканке XIX — ХХ веков.

Основная коллекция медночеканных изделий Узбекистана находится в Государственном музее национальной истории народов Узбекистана, Государственном музее искусств Узбекистана в Ташкенте, а также в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге. Интересные образцы узбекской чеканки ХIX — XХ вв. хранятся в Музее прикладного искусства в Ташкенте, в Музее истории культуры народов Узбекистана им. А.Икрамова в Самарканде, в краеведческих музеях Хивы, Бухары, Коканда, Ферганы, Нукуса, Карши и Термеза. Имеется и ряд частных коллекций в Узбекистане и за рубежом.

В течение многих веков вырабатывались художественные каноны и совершенствовались приемы технического исполнения.

Наиболее полно представлена в коллекциях музеев художественная чеканка Узбекистана ХVIII — начала XX веков, в оформлении которых весьма сильны традиции чеканки предшествующих столетий. Главными центрами производства чеканных изделий в это время выступали: Бухара, Хива, Коканд, Самарканд, Карши, Шахрисябз, Ташкент.

Изделия конца ХVIII — первой половины XIX веков отличаются гармоничными пропорциями, пластичными и выразительными линиями орнаментального узора и самих форм предметов.

Во второй половине XIX — начале XX веков вкусы потребителей, под воздействием привозных фабричных изделий из России меняются, возрастает спрос на предметы роскоши. Но изделия торевтики этого времени ценились не только за свои декоративные качества, они выставлялись на открытых полках встроенных шкафов как часть убранства интерьера, а так же играли важную роль в быту местного населения. В богатых слоях населения эти изделия служили показателями социального положения и имущественного состояния хозяина.

Изделия XIX — начала XX веков разнообразны по формам и функциональному назначению. Особую популярность среди них получили богато декорированные изящные кувшины для воды и чая, имевшие разные наименования и отличавшиеся по силуэтам и формам всевозможные чашеобразные сосуды для воды, молока, фруктовых соков и напитков, сладостей и фруктов.

В состав домашней утвари входили подносы, чаши для фруктов, напитков и соков, сосуды для чая, ведра, сосуды для перевозки пищи, черпаки для воды, жаровни, футляры для чашек, вазы, кувшины, сосуды для воды, тазики для умывания, различные бытовые изделия — сосуды для хранения мелочи, шкатулки, приборы для курения, табакерки, письменные наборы — пеналы и чернильницы, светильники, а также ритуальные предметы — чаши для подаяний и курильницы, охотничьи барабаны и т.д.

Медночеканные изделия создавались мастерами трех специальностей: медники изготовляли форму и лудили, литейщики отливали сосуды и части форм (ручки, куполки на крышках, кончики носа сосудов), чеканщики украшали изделия чеканкой и гравировкой. Перечень технических приемов во всех центрах был примерно одинаков — чеканка, гравировка, ажурная прорезь, для придания выразительности узору мастера стали применять обработку фона пуансоном и сеткой.

Мотивы узора чеканных изделий довольно типичны и встречаются в орнаментике других видов узбекского декоративно-прикладного искусства. Распространенный орнамент «ислими» — вьющийся растительный узор — имеет множество вариантов. Этим узором заполняются как правило медальоны, розетки, геометрические фигуры, разнообразные фризы и каймовые полосы. Геометрический орнамент носит в основном вспомогательный характер. Зооморфные изображения, употреблявшиеся в стилизованном виде, встречаются редко. Это были в основном уже лишь изображения частей животных: чашми буль-буль (глаз соловья), кучкорак (рога барана), пушти балык (рыбья чешуя) и др. В оформлении изделий — ручек, носиков — нередки объемно-пластические изображения животных и птиц в виде частей их тела, выполнявшихся литейщиками. Большое значение отводилось и астральным мотивам, а также каллиграфическим надписям. К концу XIX — началу XX веков в чеканке Ферганы, а затем и Бухарфы и Самарканда появляются изображения архитектурных памятников, в кокандской торевтике вводятся изображения образов фантастических существ.

В XIX веке полностью складываются локальные школы художественные чеканки Узбекистана. Своеобразие этих школ проявляется в принципах орнаментации, содержании мотивов узора, в формах и назначении изделий, а также в использовании тех или иных технических приемов. Техника, различаясь лишь по глубине чекана и употреблении разных приемов отделку узора, в целом повсюду была одинакова. Более глубокая гравировка носила название — кандакори, менее глубокая — чизма, кроме гравировки употреблялась прорезная чекана — шабака.

Наибольшей известностью пользовались в XIX веке изделия бухарских и хивинских чеканщиков, которое отличались пластической выразительностью форм, классической уравновешенностью пропорций и устойчивостью орнаментальных мотивов, выполнявшихся в технике глубокого чекана.

Особенно следует отметить бухарскую школу торевтики. В ХVIII веке в Бухару, крупнейший центр региональной чеканки, со всей Средней Азии приезжали учиться мастерству ремесла у знаменитых местных чеканщиков — усто Шади Мухаммада и усто Баратбая.

При многообразии видов изделий бухарская чеканка отличалась простотой и строгостью форм. В ней относительно свободный фон оттеняется штрихом. В ХVIII веке у каршинских чеканщиков бухарскими мастерами был заимствован прием подкраски фона, но в отличии от других школ, они использовали этот популярный прием довольно умеренно и с большим вкусом. Особую выразительность бухарскому орнаменту придают гладкие, широкие контурные линии полосы, так называемые «кундаль». Пластичный и четкий растительный орнамент бухарских изделий значительно крупнее, но в то же время он изящнее узора других школ.

В XIX- начале XX веков бухарские мастера-чеканщики украшали отдельные части изделий — тулово, горловину, ручки кувшинов, широкое дно подносов — каллиграфическими надписями, иногда стилизуя их под растительные мотивы. В XIX — в начале XX веков в Бухаре изготовляли множество изделий украшенных чеканкой, различных по назначению. Среди них были распространены сосуды для воды — офтоба, яхоб; чайники — чойдиш, чойнак; вазы — гульдон; кувшины — для воды — и ведра — сатиль; ритуальные сосуды — кашкуль, чиль-калид; футляры для чашек — чинникоп; охотничьи барабаны — довул, косметические сосудики — сурмадон и другие. В музеях Узбекистана хранятся боевые доспехи, значительная часть которых украшена художественной чеканкой. К ним относятся: шлем, нагрудники кольчуги, наколенники, щит, конская сбруя, узда, стремя, секиры.

В XIX веке в Бухаре получили популярность каршинские формы изделий. Как, например, офтоба, вытеснившие старинные местные формы. В свою очередь в начале XX века офтоба каршинских силуэтов вытесняются хивинской формой.

В XIX веке в Бухаре работали мастера — чеканщики — Салахитдин, Мирза, Шараф, Хаким Бухари, Достмухамад Риза, Гулом.

В начале XX века бухарские мастера стали украшать новые по формам изделия в подражание привозным фабричным изделиям — серебряным вазам, для фруктов, сахарницам, чайникам и т.д. Но приверженность традициям и мастерство импровизации бухарских умельцев смягчали восприятие эклектичных по стилю предметов. В начале XX века в среде бухарских чеканщиков работали высокопрофессиональные мастера — виртуозы — Олим Абдусалямов, Гулям Хасанов, Аблояр Юлджлев, Норсалихов, Кори Шариф.

Особенно устойчива в своеобразии и богатстве форм и орнаментации хорезмская или как её называют хивинская школа чеканки. В XIX веке у хивинских мастеров большой популярностью пользовалась техника глубокого чекана, реже плоская, близкая к гравировке резьба. Особенность хивинской техники — гладкий фон, без отделки. Подкраска фона не получила здесь своего применения, употреблялись лишь черные и красные лаки.

Излюбленным растительным орнаментом хивинских мастеров является «айланма — ислими» в виде завитков побега, туго закрученных в спирали с пяти — шести лепестковыми цветами.

Часто в хивинских изделиях XIX-начала XX века встречаются медальоны «турунж», сетки сложных конфигураций, узор в виде кипариса — «савр». Другой отличительной чертой хорезмской торевтики являются сами формы изделий. Своеобразны хорезмские тазики для умывания «селобча» — у них более высокие резервуары, некоторые имеют даже подставку, характерные только для Хивы медные табакерки «носшиша». Оригинальны хивинские сосуды для воды — тунг, тунгча, кумган.

В конце XIX — начале XX века многие хорезмские чеканщики обучались в Бухаре, что сблизило две художественные школы и их стили, что особо было ощутимо в орнаментации чеканки Хорезма.

В начале XX века в Хиве работала целая плеяда талантливых медников и мастеров чеканки, среди них — родоначальник известной династии мастеров Матчановых — Мухаммад Пано — чеканщик, литейщик и гравер ханских оружейных мастерских. Его сын Худойберган был чеканщиком, музыкантом, каллиграфром, резчиком печатей, отливателем пушек и первым часовым мастером в Хиве. Последним из этой династии был известный музыкант Матпано.

Медночеканные изделия Коканда Х1Х — начла ХХ века значительно разнообразнее по формам, однако, менее совершенны по соотношениям отдельных частей сосуда, чем традиционные изделия Бухары и Хивы. Например, у многих чойдишей кокандских мастеров XIX — начала XX века слишком широкие горлышки, высокие подставки.

Кувшины для воды часто высокие, отличаются причудливыми формами. Например, отдельные экземпляры офтоба имели форму утки. Интересны формы кокандеких подсвечников, не встречающиеся в других региональных школах. Кокандские чеканщики предпочитали технику неглубокой, но очень четкой резьбы. Кокандский и маргиланский растительный «ислими» сильно измельчен и насыщен мелкими элементами.

В XIX веке кокандские чеканщики применяли все известные приемы обработки фона и поверхности узоров: пуансон, штрих, разного вида сетки, фигурные выемки. Как и бухарские мастера, кокандские переняли у каршинских чеканщиков технику подкраски. Особую роль в развитии локальных особенностей кокандской школы торевтики в конце XIX — начале XX века сыграла семья чеканщиков Атауллаевых, состоявшая из шести братьев. Родоначальник династии — уста Атаулла Мухаммад Раджабов был чеканщиком, гравером печатей и работал в дворцовой мастерской по оформлению оружия. Прославился он изображением дворца Худоярхана на медных подносах. Кроме традиционных изделий братья Атауллаевы украшал чеканкой и новые виды изделий — самовары, чайники, тазики и другие в основном фабричные вещи. Техника работы и орнаментация одного из братьев, Рахматуллы Атауллаева отличаются своеобразием — чеканка применяется умеренно, чередуются два вида узора: растительные орнаментальные полосы и изящные овальные медальоны с фигурным завершением треугольником «мадохил». Изделия другого брата обильно украшены мелким узором и накладными розетками, с глазками бирюзы или с крупным цветным камнем в середине. Иначе работал третий представитель Атауллаевых уста Сиддык. Он смело вводил в орнаментальные композиции изображения фантастических зверей, навеянных образами книжных иллюстраций турецких и индийских изданий. Кокандская школа чеканки относится к обширной группе ферганских региональных школ, у которых сложились черты общности художественного стиля. В ферганском регионе в XIX начале XX века жили и работали мастера-чеканщики: уста Атаулла Мухам Мадражаб , мулла Холик, уста Муссавир Кашгари, Фарик Холиков, Машраб.

Самаркандская школа чеканки сумела наиболее полно сохранить традиции последнего столетия. Так же, как и другие школы, она испытала влияние и национальных художественных течений, но сумела сохранить своеобразие стиля. Сохранение старых традиций связан с именами самаркандских мастеров уста Тагая и уста Мухаммада.

В XIX — начале XX веков самаркандские медники изготовляли: кувшины с широким круглым туловом, несколько приплюснутые с боков; оригинальной формы чойдиши — сосуды для воды и ручки сосудов, не встречающиеся в других районах Узбекистана; своеобразные сосуды дл молока «дулча» с длинным тонким сливом; черпак для воды «сархуми», напоминающий крынки с одной ручкой; медные футляры длячаши — «мисгилоф».

Самаркандская школа XIX века оставалась консервативной и не восприимчивой к влияниям других школ в применении новых технических средств и приемов. До начала XX века самаркандские мастера применяли для отделки фона пуансон и сетку, которые почти перестали употребляться с мастерами других школ, а также использовали технику ажурной, просвечивающей резьбы «шабака». Крупный незатейливый растительный узор самаркандских мастеров заметно отличается от утонченного и условного узора Бухары, Хивы и Коканда. В орнаментальных композициях самаркандских изделий распространен мотив четырехлепесткового цветка «чорбарг», характерный для многих видов древнего самаркандского орнамента.

В XIX начале XX вв. в Самарканде работали мастера-чеканщики: уста Ахмад, Салим мисгар, усто Ахунджон, усто Хайдар Ходжа.

Близки другу другу по стилю изделия чеканки каршинских и шахрисябзских мастеров. В то же время незамысловатые формы и декор изделий Карши и Шахрисябза XIX — начала XX веков существенно отличаются от чеканки других школ Узбекистана.

Оригинальны формы каршинских офтоба с широким туловом, высоким горлышком и простой кованой ручкой. Эти сосуды для воды, как и каршинские плевательницы и тазики для умывания, делались с ложчатыми бортами, с крышкой своеобразной формы — в виде коробочки хлопка, самопроизвольно открывающихся при поднятии изделия с пола.

Каршинские и шахрисябские изделия отличают и невстречающиеся в других регионах приемы оформления. Нарядные основания ручки, носика, верхнего пояса тулова сосуда украшались большими накладными розетками и медальонами, выполненными в технике штампования и инкрустированными бирюзой и стеклом.

В Карши и Шахрисябзе искусство чеканщика не выделялась в самостоятельную специальность. Универсальными мастерами были в XIX начале ХХ в. Уста Абдукодир и Уста Саиди Шарафи Асад из Карши.

В начале XX века в Шахрисябзе работали известный чеканщик Уста Уста Алим Шарафи Асад и Джалол Сабир.

Ташкентская школа торевтики получила свое развитие в середине XIX века. К этому периоду относятся хозяйственные изделия крупных форм — различные виды сосудов для воды и хранения продуктов питания: сатил, чойдиш, кумган. В это время в Ташкент переселялись мастера из Коканда и Самарканда, поэтому ташкентские изделия этого периода носят черты чеканки этих школ и не отличаются оригинальностью.

Однако устойчивые местные художественные традиции диктовали приезжим мастерам свои требования, заставляя приспосабливаться к потребительским вкусам населения. Крупный и простой узор ташкентской чеканки XIX века выполнялся приемом «кандакори», фон оставался необработанным , изредка, оформлялся штриховкой.

К началу XX века происходит снижение качества техники, чеканка становится менее глубокой. Ташкентский орнамент содержит различные формы шестиугольных полукруглых медальонов, многочисленные предметные узоры . Растительный орнамент Ташкента, повторяющий мотивы кокандских и самаркандских узоров, все же менее изыскан, укрупнен, освобожден от мелких деталей.

В ХIХ — начале ХХ вв. в Ташкенте работали знаменитые мастера чеканщики уста Азиз и уста Хамид. В конце ХIХ в из Коканда переехал сюда уста Абдукадыр со своими двумя сыновьями и дочерью, унаследовавшими ремесло отца. В начале XX века из Коканда переселяется уста Мумин Атауллаев и его сын Юсупджан Кадыров.

В 1920-40 годы в узбекской чеканке происходят большие изменения. В это время создавались художественно-промышленные училища, учебно-производственные комбинаты, промысловые артели с цехами по выпуску медночеканных изделий. Особенно активно этот процесс протекал в Бухаре и Ташкенте.

В этот период проявляются черты единого национального стиля, но при сохранении местных художественных традиций. Важную роль в этом сыграл факт приглашения на преподавательскую работу мастеров из Коканда Бухары, Самарканда, Хивы в Ташкент.

Под руководством старейших мастеров промысла молодые специалисты обучались традициям старинного искусства. Наряду с народными орнаментом новое поколение чеканщиков работало с рисунками дизайнеров экспериментальной мастерской.

В 20-40 годы широкое распространение получают новые мотивы советской символики — пятиконечная звезда, серп и молот, коробочка хлопка и т.д. Эта агитационная атрибутика советской действительности широко распространилась во многих видах прикладного искусства Узбекистана (керамике, ковроделии и др.).

Художественная чеканка Узбекистана ко второй половине XX века с трудом избежала своего почти полного угасания. Столь активно начатый процесс развития традиционной чеканки в 1930-е годы был временно приостановлен в связи с реконструкцией артелей. Сокращение выпуска чеканных изделий постепенно, к 1960 году привело к закрытию всех специализированных промысловых предприятий. А к середине 70-х годов полностью исчезли мастера-чеканщики Критическое положение традиционного промысла в 1978 г было разрешено созданием в системе Союза художников Узбекистана Объединения народных мастеров «Усто», которое с тех пор способствует возрождению забытых или затухающих промыслов.

В связи с изменениями уклада жизни и коренными переменами в быту и сознании народа в последние десятилетия происходит социальное изживание ряда отраслей народно-прикладного искусства. Многие предметы, имевшие некогда бытовое назначение ныне стали сувенирами.

Общий кризис в узбекской чеканке, наступивший в 1950-80 годах, негативно отразился в стиле и качестве изделий всех школ. Меньшим изменениям подверглась бухарская чеканка. Она сохранила многие старинные формы и традиционные узоры. В этот период в Бухаре работали мастера-чеканщики Мукардали Мукаррамов, Мухтар Муксинов, Абдусалам Хамидов, Мулла Мукаддам, усто Аблояр.

Хотя нововведения, нередко эклектичного характера имели место и в бухарской чеканке. А.Хамидов, сын главы династии уста Хамида, наряду с традиционной орнаментикой, стал вводить в композиции чеканных изделий изображения пятиконечной звезды, архитектурных памятников Бухары, реалистичные изображения людей, животных и птиц. Его сын уста Салимджан Хамидов внес огромный вклад в сохранение традиций бухасркой чеканки. Он долгое время обучал молодых мастеров древнему ремеслу на открытых в 1968 году в Бухаре Министерством местной промышленности Узбекистана курсах при чеканном цехе, благодаря чему искусство чеканки Бухары сохранилось до наших дней.

В 1970-80 гг. традиции бухарской чеканки наряду с Салимджаном Хамидовым развивали такие мастера как: Мукаррамов, Мухтор Мухсинов, усто Хамшо, усто Гулом, усто Абдусалом, усто Ахмоджон, усто Сулаймон, Тахир Касымов, Рахмон Розиев и др.

В Хиве в 1930-80 годы период сохраняли и продолжали развивать местные традиции чеканки мастера Матякуб Джанибеков, Ходжанияз Саидниязов, Сабирджон Худайбергенов Бекжан Якубов, Атаджан Мадрахимоув, усто Ходжаниязов, усто Абдураямов, усто Худайбергенов, усто Бекжанов, усто Болтаев и др.

Изделия самаркандской школы 1930-40 годов довольно эклектичны. Выполненные с большим техническим мастерством , они все же утратили многие черты старых традиций. Это можно наблюдать на примере работы чеканщика Казыма Ахмедова, который изображал архитектурные памятники Самарканда. В Самарканде в 1950-70 годы работали чеканщики Карим Гафуров и Карим Ахмедов.

В Ферганской долине чеканка развивалась в городах Коканд, Маргилан, Наманган, Ахсикет, Андижан. Здесь работали мастера Фарик Холиков, Собир, Хасанбой и Гуломджон Фориковы, Юлдаш Сабиров, Кобил, Содик и Фазыл Атауллаевы, Рахматулла, Вахобджон и Мумин Атаевы, Лутфулла Фозилов, уста Сайид Мухаммад и уста Мулла Рахматулла.

Большие изменения происходили в 30-40 годы в орнаментике ташкентской чеканки. Изделия ташкентского комбината и мастерских художественного фонда выпадают из традиционного стиля — они чеканены по эскизам профессиональных художников. В традиционным стиле работали несколько мастеров, в том числе, Мирза Муким Ходжа и Рахим Саибов.

Отсутствие спроса на медночеканные изделия в 1950-70 годы вызвало постепенное угасание ремесла во многих областях Узбекистана. Малочисленные действующие мастерские чеканщиков, ориентируясь на вкусы приезжих туристов, были вынуждены изготовлять вещи сувенирного характера и ограничиваться узким ассортиментом изделий.

В 1980-х — 90-х годах чеканки активно развивается в Бухаре, где работают десятки мастеров и подмастерий, возрождена чеканка в Маргилане, Хиве, Ташкенте. Изделия современных мастеров представляют в основном выставочный или сувенирный характер.

Материалом для современной чеканки служат чаще латунь, бронза, реже медь, алюминий, мельхиор. Для инкрустации некоторых частей изделий используются серебро, медь, перламутр, бирюза и эмаль.

В 1980-90 годах традиции кокандской школы чеканки продолжает развивать мастер Максуд Мадалиев и его семья, создающие элегантные по формам и изысканные по орнаментике изделия. Свойственный народным мастерам дар импровизации в рамках традиционных средств позволяют Мадалиеву М. создавать прекрасные образцы изделий, в которых традиционный стиль органично сочетается с индивидуальными поисками. В сложных композициях он нередко применяет элементы орнамента различных школ, но удачно избегает эклектичности стиля.

В настоящее время в Узбекистане производятся различные виды чеканных изделий: высокие сосуды для чая — чойдиш, для воды — офтоба, обдаста и кумган, чайники — чойнак; кувшины — куза, тун; тазики для умывания -дастшуй, селобча; чашеобразные сосуды для соков — шарбаткоса, для фруктов и сладостей — мискоса. Появились нетрадиционные для чеканки формы и комплекты изделий — сервизы из высоких кувшинов и пиал, декоративные чеканные панно и другие изделия.

Орнаментальный строй каждой школы сохраняет свои прежние каноны. В Бухаре мастера используют традиционные узоры «бодом», «занжира»; архитектурные памятники и т.д. В Хиве по прежнему излюбленным являются мотивы «айланма-йислими», «савр» и геометрические мотивы.

В Коканде и Маргилане предпочтение отдается маргиланскому «калампир», излюбленной миндалевидной формы узора, в других школах называемого «бодом». В Ташкенте больше обращаются к вариантам маргиланского узора «калампир» и растительному узору «ислими».

В настоящее время в городах Узбекистана чеканным промыслом заняты многие мастера. В Бухаре работают ученики умершего в 1973 году мастера Салимджана Хамидова — Фатуллаев Рахматулло, Халилова Ди-льбар, Рахматова Гульчехра и многие другие, а так же потомственные мастера Гулямов Махмуд, Остонов Жариф и Кудратов Фуркат, Джураев Шухрат, Умид Садыков, усто Тахир и др.

В Хиве чеканкой занимаются мастера Бекчонов Муса, Бекчонов Рузимат, Бобожанов Баходир, Машарипов Жуманазар. В городах Ферганской долины работают — в Шахрихане — мастера Абдуллаев Абдурахман, Жоджиев Баходир, Базарбаев Дильшод, Сулейманов Кабул, в Маргилане — Мадалиев Абдурашид, в Коканде — Абидов Фазыл; в Фергане — Гафуров Закир; в Андижане -Кучкаров Исмаилджан и Кучкаров Алимджан; в Касансае — Джабаборов Ёвкочди и Равшанов Холмырза.

В Ташкенте в промысле чеканки заняты Максуд Мадалиев, Зульфия Мадалиева и Фарух Мадалиев.

Сергеев Б.
Миниатюра: блюдо чеканки Абдурауфа Авезова, Бухара

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *