Красота по-американски: небоскреб

Отец небоскребов Уильям Ле Барон Дженни (William Le Baron Jenney) Что общего может быть у таких, казалось бы, несхожих мегаполисов, как Лондон, Москва, Петербург? Ответ несложен. Все они — знаменитые погорельцы. Пожар (зачастую не один) «способствовал им много к украшенью». Подобная судьба постигла много городов по всей планете, горевших и возрождавшихся из пепла.

Попал в эту компанию и Чикаго, в 1871 г. изрядно пострадавший от огня. Именно в послепожарном Чикаго родилась знаменитая архитектурная школа, подарившая миру современный небоскреб. Отцом высоток считается ее основатель — Уильям Ле Барон Дженни (William Le Baron Jenney).

Красота по-американски, или шумел-ревел пожар чикагский...

Дома, как известно и стены помогают. Как и все подобные аксиомы, эта справедлива лишь отчасти. Потому что необходимая прочность несущих стен стала тем препятствием, которое в XIX в. Остановило рост зданий ввысь. Неудивительно: в 16-этажном Монаднок-билдинг (Monadnock Building) (архитектурное бюро «Бернхем и Рут», 1891 г.) толщина кирпичных стен достигала почти двух метров!

Monadnock Building на открытке 1910 года

Monadnock Building на открытке 1910 года. Фото chuckmancollectionvolume13.blogspot.com

Первые в мире лестницы из алюминия в Monadnock Building. Фото Charlie Thomason, recycledfilm.net

Ответом архитекторов, движимых вековой тягой человечества в небо, стала конструктивная формула, которую ироничный историк определил как «скелет в шкафу». На роль скелета был призван стальной (впоследствии — железобетонный) каркас, помещенный в «шкаф» из несущих ограждений. Автором первого настоящего каркасного небоскреба — здания страховой компании (1883—1885) — стал сам Дженни. А в конце 1880-ых гг. архитектор постороил магазин фирмы «Leiter» (1888—1891) без несущих стен.

Небоскребы Wrigley и Tribune Buildings, Чикаго, 1920 г.

Небоскребы Wrigley и Tribune Buildings, Чикаго, 1920 г. Фото Library of Congress

В конце столетия стараниями бюро «Бернхем и Рут», «Холлаберд и Рош», «Адлер и Салливан» силуэт Чикаго был «взорван» целым рядом высотных шедевров вроде Reliance Building или Tacoma Building. Не смог остаться в стороне от модной новинки и Нью-Йорк, незамедлительно включившийся в увлекательную борьбу за звание небоскребной столицы. Так, в 1913 г. Касс Джилберт построил для Фрэнка Вулворта знаменитый «храм коммерции», почти 20 лет остававшийся самым высоким зданием в мире и породивший иронический термин «вулвортская готика».

Сравнение Woolworth Building с океанским лайнером, иллюстрация 1914 г.

Сравнение Woolworth Building с океанским лайнером, иллюстрация 1914 г. Фото из Our Wonder World

С переменным успехом «перетягивание одеяла» продолжалось на протяжении всего XX в., и лишь в последние десятилетия свои претензии заявили конкуренты с других материков. Полководцами в этих «подзвездных войнах» выступили зодчие, а бойцами — знакомые нам по кадрам кинохроники легионы монтажников, обитающих на головокружительной высоте в стальных хитросплетениях каркаса.

Шик, блеск, красота 20-х

Если XIX и начало XX в. — это «детство, отрочество и юность» высоток, то 1920-е гг. небоскреб вступил в пору зрелости. Золотой век небоскребного строительства — это конечно, «эра джаза». Именно с нескромным обаянием небоскребов ар-деко, появившихся на свет накануне Великой депрессии, и связывается львиная доля наших представлений об Америке и американском зодчестве. Представления эти умело подпитывают и сами американцы, упорно помещая героев своих фильмов-комиксов в эпоху между двумя войнами — эпоху, когда заокеанская архитектура обрела свое безошибочно узнаваемое лицо: фешенебельное, стильное, неимоверно притягательное.

В эти годы над Нью-Йорком возносятся здания, которым суждено было стать синонимами самого понятия «небоскреб». В 1930 г. был закончен 319-метровый Chrysler Building архитектора Уильяма Ван Алена (William Van Alen). Со строительством этой высотки связана поистине детективная история: знаменитая металлическая корона «Крайслера» сооружалась в глубокой тайне ... внутри здания. В последний момент, подняв сверкающую «шапку», Ван Ален смог оставить позади конкурента по небоскребной гонке X. Крейга Северэнса (H. Craig Severance), которому также был заказан «самый высокий дом в мире».

Корона и шпиль Chrysler Building в стиле ар-деко создавались из нержавеющей стали марки Nirosta

Корона и шпиль Chrysler Building в стиле ар-деко создавались из нержавеющей стали марки Nirosta. Фото: natgeo

Впрочем, торжество длилось недолго: всего через год на вершине пальмы высотного первенства надолго утвердился 102-этажный Empire State Building архитекторы Шрю, Лэмба и Хэрмона высотой 381 м. Однако после Великой депрессии заказчикам пришлось поумерить аппетиты. Законодателями мод в американской архитектуре середины века стали эмигранты из Европы.

Вид на Манхеттен в 1935 году. Высотка слева - Chrysler Building, справа на заднем плане - Empire State Building 

Вид на Манхеттен в 1935 году. Высотка слева — Chrysler Building, справа на заднем плане — Empire State Building

Кстати, с «небоскребным» творчеством заокеанских коллег зодчие США познакомились еще в начале 1920-х, когда состоялся конкурс на здание редакции «Chicago Tribune». Именно тогда американцы увидели проект Элиеля Сааринена (Eliel Saarinen), «дорическую колонну» Адольфа Лооса (Adolf Loos) и прочие изыски. А победила работа хозяев состязания — Худа и Хоуэлса, выдержанная в духе «американской готики». Что ж, нет и добра без Худа: небоскребы, выстроенные в подражание «Chicago Tribune», сегодня можно встретить в самых разных уголках планеты — вплоть до Австралии. Высотки — товар штучный, эти здания с «необщим выражением лица», потому и подражаниям здесь удивляться не приходится.

Вандерройчики

 Людвиг Мисс Ван дер Роэ (Ludwig Mies van der Rohe) Так патриарх петербургской архитектуры А. В. Жук окрестил авторов многочисленных «спичечных коробков» из стекла и металла, что в послевоенные годы усеяли города и веси по обе стороны «железного занавеса». Хотя едва ли в засилье эпигонов виноват сам Людвиг Мисс Ван дер Роэ (Ludwig Mies van der Rohe), один из творцов «интернационального стиля», еще в 1920-е гг. проектировавший «стеклянные небоскребы», а в американской эмиграции создавший тип высоток поистине непревзойденной геометрической чистоты. Постройки, подобные парным башням на Lake Shore Drive в Чикаго (1948–1951) и нью-йоркскому «Seagram» (1954–1958), стали новым архитектурным стандартом. Поэтому, кстати, выбор цели 11 сентября 2001 г. оказался шокирующее точен: башни-близнецы World Trade Centre, творение Минору Ямасаки (Minoru Yamasaki), были не только одной из вершин — во всех смыслах — небоскребного строительства, но и квинтэссенцией американского корпоративного зодчества, его символом.

Впрочем, кристальная ясность «вандерроевских» параллелепипедов установила предел, за который двигаться уже было невозможно. И во второй половине века небоскребы становятся разнообразнее, отражая все поветрия архитектурной моды, все стили — постмодернизм, хайтек, деконструктивизм и пр. Примером может послужить творчество соавтора Миса по «Seagram» Филипа Джонсона (Philip Johnson), спроектировавшего культовые постмодернистские высотки вроде AT&Т Building в Нью-Йорке или питтсбургского PPG Building.

AT&Т Building в Нью-Йорке (сегодня - Sony Building) по форме напоминает телефонный шкаф

AT&Т Building в Нью-Йорке (сегодня — Sony Building) по форме напоминает телефонный шкаф. Фото David Shankbone

Самый знаменитый небоскребный проект наших дней — 541-метровая башня Даниэля Либескинда на месте разрушенных «близнецов». Хотя дальнейший облик этой постройки, как и ее будущее, представляется туманным. А пока Соединенные Штаты уступили «азиатским тиграм» первенство в «гонке по вертикали», которое с 1974 до конца 1990-х гг. удерживал чикагский Sears Tower архитектора Брюса Грэма (Bruce Graham).

Чикагский Sears или Willis Tower Брюса Грэма ночью

Чикагский Sears или Willis Tower Брюса Грэма ночью. Фото wikipedia

Сегодняшний список претендентов на обладание рекордом роста обширен и меняется с угрожающей скоростью; есть, кстати, в нем и Москва (некогда уже пытавшаяся с оглядкой на США обзавестись «небоскребом всех времен и народов» — Дворцом Советов). Да и высотками поскромнее не гнушаются первые лица в нынешней «табели об архитектурных рангах» — например, англичанин Норман Фостер.

Все выше, и выше, и выше...

Металлический каркас был не единственным техническим новшеством, вызвавшим к жизни высотки. Не меньшую роль сыграли изобретение лифтов и успехи в деле создания систем жизнеобеспечения — искусственной вентиляции и пр. Кстати, каркасные конструкции были знакомы зодчим давно — вспомним европейские фахверковые постройки, традиционные японские здания или дома, в считанные часы возводившиеся из стандартных элементов американскими поселенцами. Да и готика с ее структурным рационализмом и искусством перераспределения нагрузок не зря была объектом пристального внимания архитекторов XIX в.

Стальной каркас, заклепки и болты позволили возвести Empire State Building за 410 дней

Однако именно мастера чикагской школы (в большинстве своем — ученики Дженни: Бернхэм, Рош, Холаберд, Салливан и другие) заложили основы фантастической американской культуры высотного строительства и создали сам язык новой архитектуры — архитектуры небоскреба. Который, как писал Луис Салливан, должен быть «устремленным ввысь... Все в нем, до мельчайших деталей, должно быть гордым, величественным, торжественным».

Вадим Басс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *