Нью-Йорк... Небоскребы Манхэттена, статуя Свободы, Бруклинский мост?

Нью-Йорк… Какие образы всплывают в памяти при упоминании этого города? Небоскребы Манхэттена, статуя Свободы, Бруклинский мост? Еще, пожалуй, расцвеченная огнями Таймс-сквер и рождественская елка с катком в Рокфеллер-центре. Символы, укоренившиеся в нашем сознании благодаря телевидению и кино, создавались для того, чтобы их узнавали. Они зачастую поражают масштабом и удобны для восприятия с высоты птичьего полета. Они похожи на фасад здания, мимо которого часто проходишь, но никогда не бываешь внутри. А побывать на самом деле стоит!

Лабиринты отражений

Сойти на берег с кораблика с забавным именем «Miss Liberty Island» оказалось приятно вдвойне: первое — я снова на твердой земле, второе — в списке достопримечательностей, обязательных для посещения в Нью-Йорке, в строке, где значится «статуя Свободы», можно поставить большую жирную галочку.

Следующий пункт программы — находящееся поблизости «Граунд-зеро», место, на котором когда-то гордо высились башни-близнецы Всемирного торгового центра. Только увидев его своими глазами, понимаю, почему оно так называется. Я смотрю на него через окно Всемирного финансового центра. Позади – зимний сад, приютивший 16 высоченных пальм из пустыни где-то на юге Калифорнии. Солнце освещает их своими лучами, проникающими через сферическую крышу из стекла и металла. Это оазис тишины, прохлады и покоя. Напротив – настоящая пустыня. Огромное пространство, окруженное небоскребами, на котором нет ничего, кроме котлована посередине.

Крест на «Граунд-зеро»

Поиски мемориала жертвам трагического события поначалу не дают результата. Лишь устремив свой взгляд сквозь окружающий котлован высокий забор, я понимаю, что нашел его. Крест из обломанных стальных балок, установленный на бетонном пьедестале, был найден среди дымящихся развалин Торгового центра и превращен в нерукотворный памятник всем жертвам и героям 11 сентября 2001 г. Ни один из виденных мною в Нью-Йорке мемориалов не может сравниться с этим по лаконизму и силе воздействия.

Развеять мрачные мысли я отправляюсь на Бродвей. Вопреки названию он оказывается не таким уж широким, сужаясь до 6 м в месте своего «истока». Именно здесь установлен огромный бронзовый бык, который, по слухам, приносит богатство любому, кто дотронется до него в определенном месте пониже хвоста. Созданный фантазией скульптора Артуро ди Модика, он символизирует биржевиков, играющих на фондовом рынке на повышение акций. Тема животных продолжается и в находящемся по соседству Сити-холл парке. Трафаретные коровы и овечки, «пасущиеся» на его газонах, напоминают о тех временах, когда здесь проходила северная граница города, занимавшего тогда лишь самую южную часть острова.

wall_street_bull

Продвигаясь вверх по Бродвею, я словно совершаю обратное путешествие во времени. На смену тридцатиэтажным кирпичным колоссам начала прошлого века приходят шести- и девятиэтажные дома второй половины XIX столетия. В тот период в строительстве стали широко применять литые металлические конструкции как для перекрытий, так и для внешней отделки зданий, в результате чего появились целые кварталы домов, украшенных чугунными колоннами. Один из таких кварталов сохранился в Нью-Йорке в районе Сохо практически в первозданном виде. Это Сохо-каст-айрон-дистрикт. В его зданиях, некогда служивших складами промышленных компаний, ныне располагаются художественные галереи, что лишь добавляет очарования этому заповедному месту.

Дома в Сохо-каст-айрон-дистрикт Двери одной из художественных галерей

Слегка ускорив прогулку с помощью метро, собираюсь засвидетельствовать свое почтение Эмпайр Стейт Билдинг. Однако очередь к лифту, будучи выстроенной в линию, по своей длине явно превосходит высоту здания, что заставляет меня отложить покорение этой вершины на утро следующего дня. Вместо этого отправляюсь вверх по Пятой авеню. На этом отрезке она похожа на шикарные улицы европейских мегаполисов. Зеркальные стены высоток растворяются на фоне неба, и лишь помпезно оформленные порталы магазинов и деловых центров напоминают о том, что я нахожусь в столице мира (скромность не позволяет ньюйоркцам называть свой город столицей вселенной).

amer23 amer24

Настоящим шедевром оформительского искусства является Рокфеллер-центр, над украшением которого трудилась целая армия художников, скульпторов и архитекторов. Результатом их усилий стал гигантский комплекс зданий, занимающий несколько кварталов. В его сердце ведет Променад – небольшая пешеходная улочка, облик которой меняется в течение года. Моему взору она предстала в рядах пальм, с цепочкой бронзовых фигурок-фонтанчиков посередине. Настоящее восхищение вызывает барельеф в стиле арт-деко, помещенный в десюдепорте одного из входов, а также внушительная статуя Атласа, поддерживающего небесный свод.

Атлас у Рокфеллер-центра Фонтан на Променаде Рокфеллер-центра

Пройдя еще три-четыре квартала, я убедился, что современные дизайнеры Нью-Йорка не хотят уступать предшественникам ни в пышности, ни в оригинальности своих творений. От обилия блестящего металла начинало рябить в глазах. Спасение пришло в виде зеленых массивов Централ-парка.

Централ-парк. Алиса в Стране Чудес

Централ-парк для жителя Нью-Йорка заменяет если не все, то почти все. Это парк, лес, стадион, пляж и концертный зал под открытым небом. В течение дня он заполнен сидящими, лежащими, бегущими и жующими горожанами и туристами. Местная детвора обожает возиться под тенью гигантского бронзового гриба, окруженного персонажами кэрролловских сказок про Алису, в то время как их папаши с азартом маневрируют радиоуправляемыми яхтами и катерами в пруду. Ничто, кроме небоскребов, поднимающихся из-за деревьев, не напоминает здесь о том, что ты находишься в самом центре каменных джунглей Манхэттена.

Свою первую прогулку по Нью-Йорку я заканчивал со смешанными чувствами. Город, воспринимавшийся раньше как царство небоскребов, оказался удивительно разнообразным. Он таит свои прелести от глаз поверхностного наблюдателя в переплетении «стрит» и «авеню», но с готовностью демонстрирует их тем, кто этого действительно желает. Расстаться с ним не составляет труда, но и вернуться в него хочется сразу же после расставания.

Сергей Орехов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *