Оборонительный доспех: русская и европейская традиция

В «оружейной» рубрике начинается серия публикаций, посвященных истории оружия. Необходимость в такой исторической страничке назрела давно. Ведь освещать мир металла, не затронув темы оружия, было бы несправедливо. Параллельно материалам об истории оружия мы планируем и публикации об истории доспехов. А для того, чтобы подчеркнуть «миролюбивость» наших замыслов, первую публикацию мы целиком посвятили именно доспехам. Вы узнаете о технологии изготовления кольчатых доспехов и об их разновидностях. Надеемся, наш исторический цикл привлечет к себе внимание.

Кольчуга

Изготовление кольчуги, довольно трудоемкое, требовало разделения процесса на ряд технологических операций. Исходный материал, железо, вырабатывался из болотной руды довольно простым способом. В результате обжига в печах руда превращалась в губчатую массу, пропитанную шлаком — так называемое кричное железо. Путем горячей обработки молотом из крицы удалялся шлак, вследствие чего получалось ковкое железо. Далее крица разрубалась на куски, из которых выковывались прутки требуемой длины и толщины.

Из железных прутков изготовлялась проволока способом волочения. Наиболее древний (сутужный) способ волочения состоял в том, что железный пруток протягивался через ряд постепенно уменьшающихся отверстий в железной доске до получения проволоки нужной толщины. Происходило это вот как. Волочильная доска с отверстиями закреплялась между двумя столбами, врытыми в мастерской. К потолку мастерской, прямо над волочильной доской, подвешивались качели. Мастер-волочильщик садился на качели, захватывал клещами просунутый в первое отверстие доски раскаленный железный пруток и отталкивался ногами от столбов, протягивая пруток в отверстие. Затем он сгибал ноги, возвращался на прежнее место и, перехватив клещами пруток, снова протягивал его в отверстие волочильной доски. В результате пруток становился немного тоньше. Затем мастер переходил к следующему отверстию. Для того, чтобы таким способом из прутка сечением 5мм вытянуть проволоку сечением 2 мм, требовалось пройти не менее 30 отверстий. В процессе волочения проволоку периодически обжигали в специальных горнах, придавая ей необходимую мягкость.

Часть доспехов из кольчуги. Конец XVI - начало XVII в. Московские оружейные мастерские. Эрмитаж

Часть доспехов из кольчуги. Конец XVI — начало XVII в. Московские оружейные мастерские. Эрмитаж

Вытянув проволоку нужной длины, мастер приступал к изготовлению колец. Здесь тоже был ряд последовательных процессов. Проволока разрубалась на отрезки длиной 30-40 мм, концы отрезков отковывались в виде лопаточек, в них пробивались отверстия для заклепки-гвоздя. Далее отрезок сгибался в кольцо, которое проковывалось в специальных штампах для придания ему стандартной формы и нужного размера.

Для изготовления кольчуги обычно требовалось более 20 тыс. колец. Легко представить себе объем необходимой работы. Одной только проволоки нужно было изготовить более 600 метров. Поэтому, в целях экономии времени и сил, кольчужные мастера применяли комбинированный способ плетения, при котором клепаные кольца через ряд вплетались в кольца цельносеченные, нарубленные из раскованного в лист железа. Такой способ плетения почти вдвое экономил время изготовления доспеха.

Кольца в кольчуге крепились «на гвоздь», то есть на заклепку, выходящую на обе стороны кольца. Иногда крепление было на два гвоздя, или на один удлиненный гвоздь. В любом случае это самый надежный способ крепления, хотя и самый трудоемкий. Впрочем, в дешевых кольчугах кольца крепились внакладку, то есть их концы просто соединялись в холодном, а иногда в горячем виде. Такие кольца легко разгибались и выпадали.

Общий вид кольчуги. Германия 1480г.

Общий вид кольчуги. Германия 1480 г.

Изготовив необходимое количество колец, мастер приступал к плетению. Кольчуга плелась, начиная с ворота и заканчивая подолом. Грудь и спина, как наиболее уязвимые места, усиливались более массивными кольцами. При этом существовало два вида плетения: одинарное плетение, при котором каждое склепываемое кольцо захватывало четыре соседних, и двойное плетение, более частое, при котором захватывалось шесть соседних колец.

Кольчуга имела довольно большой вес — 9-10 кг, а иногда и более.

Панцирь

Это более совершенный вид кольчатого доспеха, который появился примерно в ХII веке. Слово «панцирь» происходит от греческого «пансидерион», что значит «железо». Главное отличие панциря от кольчуги заключается в способе крепления колец. Расплюснутые концы кольца не склепывались гвоздем, как в кольчуге, а соединялись специальным шипом, укрепленным на одном из концов. Этот способ гораздо проще и быстрее, хотя и менее устойчив, поскольку острие шипа после соединения, как правило, не расклепывалось. Инструментом для крепления колец служили особые обжимные щипцы, благодаря которым производительность труда заметно возросла. Форма колец была немного сплюснутой.

Различают несколько видов панцирей, из которых самым примечательным является коробчатый панцирь. Такой панцирь сплетался из колец продолговатой формы, что позволяло ему растягиваться в ширину или в длину в зависимости от расположения колец. Ряды колец в коробчатом панцире располагались не по прямой линии, а по дуге, подобно коробковому своду здания — отсюда и название панциря. Его способность растягиваться в момент надевания и облегать тело воина без лишних складок — главное достоинство коробчатого панциря, который является чисто русским образцом кольчатого доспеха. А в целом, технологии изготовления и виды панцирей и кольчуг на Руси и в Европе практически не отличались до ХIII века. Несмотря на то, что число колец в панцире доходило до 60 тыс., более совершенная технология позволяла изготовить его значительно быстрее, чем кольчугу. Этим объясняется более доступная цена панциря и более массовый характер его производства. Однако, по подсчетам специалистов, на изготовление одним человеком панциря все же требовалось около 600 часов непрерывной работы.

Байдана

Последним видом кольчатого доспеха является байдана. От кольчуги и панциря байдана отличается лишь размером и формой колец. Кольца байданы более крупные, диаметром до 24мм, и плоско раскованы в виде шайб. Очевидно, что плетение из таких колец было весьма редким, поэтому байдана в основном использовалась в качестве верхней или, возможно, парадной одежды воина. Под байдану, которая хорошо держала рубящий удар, надевался панцирь из мелких колец, который противостоял удару колющему.

Вплоть до XIII в. русские традиции изготовления кольчатых доспехов не отличались от европейских. С приходом же на Русь татар ситуация изменилась. В отличие от Западной Европы, где конструкция доспеха достигла своей высшей точки в полном пластинчатом доспехе, на Руси развитие доспеха пошло по восточному пути. Именно этим объясняется тот факт, что полный пластинчатый доспех на русской земле так и не появился.

Давайте рассмотрим, какие изменения претерпел русский доспех в XIV —XVII столетиях. При этом не будем забывать, что резких изменений в конструкции не было. Доспехи разных видов существовали вместе не одну сотню лет, просто потребность в одних постепенно исчезала, а в других — возрастала

Бахтерец

Производство кольчуг было чрезвычайно трудоемким, требовало больших затрат времени. А потребность в них постоянно росла. Необходимо было изыскивать новые способы изготовления с меньшей затратой времени.

Постепенно кольца стали вытесняться короткими и узкими пластинами, что привело к появлению комбинированного, пластинчато-кольчатого доспеха. Пластины в нем заменяли тысячи клепаных и сеченых колец, при этом время изготовления доспеха уменьшилось почти вдвое. Такой доспех назывался «бахтерец».

Бахтерец, колонтарь и юшмань

Бахтерец, колонтарь и юшман

Он представляет собой некое подобие куртки или жилета без ворота и рукавов, с застежками на плечах и правом или левом боку. Более чем наполовину бахтерец состоял из мелких металлических пластинок, положенных одна на другую снизу вверх.

Каждая пластинка в ряду накладывалась на другую так, что открытой оставалась только ее половина или треть, а остальная часть закрывалась последующими пластинками. Таким образом, получался двойной или даже тройной слой пластинок, что придавало доспеху значительную прочность и довольно высокую для пластинчато-кольчатого доспеха эластичность. Пластины были скреплены между собой по краям кольчужными или панцирными кольцами. При этом вес бахтерца не превышал веса среднего панциря (около 10 кг).

Часто пластины покрывались декоративными украшениями, серебром или золотом. Ровные вертикальные ряды украшенных пластин бахтерца смотрелись довольно эффектно, а потому бахтерец иногда выполнял еще и функцию парадного доспеха. Так, бахтерец, изготовленный для царя Михаила Федоровича, поражает красотой и изяществом отделки, недаром в описи 1687 г. он был оценен в огромную по тем временам сумму — 1000 рублей.

Юшман

Юшман отличается от бахтерца более крупными пластинками, которые обуславливают и меньшее количество рядов. Если в бахтерце насчитывалось более двадцати рядов, то в юшмане их менее десяти. С уменьшением количества рядов уменьшается и количество пластинок. Если в бахтерце насчитывалось более полутора тысяч пластинок, то в юшмане их едва более сотни. Соответственно, ухудшалась эластичность, поэтому юшман был менее удобен при движении. Наверное, поэтому он довольно часто служил парадным доспехом. Пластины его, как правило, украшались надписями, орнаментами, гравировкой. Как боевой доспех юшман еще более технологичен в изготовлении, чем бахтерец, а, значит, и более дешев и доступней для воина.

Юшман. Середина XVII в. Россия. Сталь, чеканка, резьба, золочение. Эрмитаж

Юшман. Середина XVII в. Россия. Сталь, чеканка, резьба, золочение. Эрмитаж

По покрою юшман представлял собой доспех в виде куртки, иногда с воротом и рукавами. В большинстве случаев застежки юшмана находились на груди.

Производство юшмана более характерно для восточных мастеров, хотя их вырабатывали и русские. В имуществе Бориса Годунова, например, упоминаются юшманы московские. Вес юшмана был довольно значительным и часто превышал 12 кг.

Зерцало

Зерцалами назывались доспехи, состоящие, как правило, из четырех крупных пластин: передней, задней и двух боковых. Пластины соединялись между собой кольцами или ремнями. Наименование доспеха — чисто русского происхождения, «зерцало» —тождественно современному слову «зеркало». Дело в том, что гладкие металлические пластины зерцал обычно шлифовались и начищались до зеркального блеска. По —видимому, это имело и какое-то практическое значение: в солнечную погоду яркий блеск зерцал мог ослепить противника и помешать ему в сражении. Часто зерцала золотились и серебрились, украшались гравировкой и чеканкой.

Зерцала не были самостоятельными доспехами, они использовались только как дополнительные, которые надевались поверх обыкновенной кольчуги или панциря. Наибольшее распространение такой способ усиления кольчужной и панцирной брони получил в России в XVI в. Пластины зерцал для груди и спины обычно делались восьмиугольной, четырехугольной или круглой формы. Все они были выпукло очеканены, гладко отполированы с наружной стороны, а с «исподи» — подбиты стеганой на вате материей, шелком или сукном.

Общий вид зерцал Михаила Романовича, 1663г.

Общий вид зерцал Михаила Романовича, 1663 г.

В дополнение к зерцальному доспеху часто использовались наручи и поножи. Наручи, как правило, представляли собой гнутую стальную пластину, защищавшую предплечье. Иногда к ней панцирными кольцами крепился налокотник. Поножи, или бутурлыки, состояли из двух или трех больших пластин, также соединенных кольцами. Изнутри наручи и поножи также подбивались стеганой материей. Зерцала, наручи, поножи и шлем составляли полный зерцальный доспех, этот, в некотором роде, русский аналог западноевропейского пластинчатого доспеха XVI в.

Зерцала, как вид доспеха, еще чаще, чем бахтерец и юшман, служили чисто декоративным убором воина. Этот доспех почти совершенно потерял эластичность, он был массивен, сковывал свободу движений. Однако, судя по «смотренным книгам», в XVI в. воины довольно часто являлись на царскую службу в зерцалах. Их оборонительное вооружение зависело главным образом от их материальных возможностей.

В XVII в. доспехи упоминаются все реже. Наступил период заката доспеха. Виной всему стало широкое распространение огнестрельного оружия, перед которым доспех был практически беззащитен. Доспехи все больше принимали парадную, декоративную форму. Только на окраинах России — на севере и юге — доспех имел еще какое-то время оборонительное значение. У крупных же феодалов той поры боевые доспехи уже пылились в кладовых в качестве прадедовских реликвий, свидетелей боевой славы и доблести предков.

Оружие русских воинов

Наступательное и оборонительно оружие средневековой Руси отличалось большим разнообразием. Во многом это объяснялось особым геополитическим положением русского государства. Необходимость обороняться от кочевых племен на востоке и юге и от рыцарских орденов на северо-западе помогла русским познакомиться как с восточным, так и с западным типом вооружений.

Преобладание того или иного вида оружия зависело от вооружения противника, тактики ведения боя и от того, пешим или конным был воин. Как известно, главное проявление борьбы в «доогнестрельную» эпоху состояло в сближении противников и последующей рукопашной схватке. Вот как описывает поведение русских в бою немецкий историк конца ХV в. А.Кранц: «набегая большими вереницами, бросают копья и ударяют мечами или саблями и вскоре отступают назад».

При первом сближении, или натиске, главную роль играло колющее оружие.

Копья, рогатины, сулицы

Копье — типичное оружие русского войска вплоть до конца ХV в. В письменных источниках XIV — XV вв. копье обычно упоминается как принадлежность всадника. Наконечники копий были приспособлены для пробивания доспехов. Отряды «копейщиков» были грозной силой, однако со временем их значение пошло на убыль. Под влиянием монголов рыцарские традиции ведения боя постепенно вытеснялись. Посадка конника «по-восточному», то есть высокая, с полусогнутыми ногами, оказалась слишком неустойчивой для удара копьем. Зато она позволяла всаднику без всякого труда поворачиваться во все стороны и стрелять из лука.

Среди пеших воинов в XIV — XVI вв. особой любовью, судя по письменным источникам, пользовалась рогатина. Это самое крупное и мощное из всех копий. Длина наконечника рогатины составляла около 50 см, ширина — около 6 см. С таким оружием любой, даже непрофессиональный, воин мог чувствовать себя достаточно уверенно. Внушительные размеры рогатины невольно вызывали уважение. Наверное поэтому, она часто выполняла и парадно-церемониальные функции. В частности, хорошо известна парадная рогатина тверского князя Бориса Александровича.

Еще одна разновидность копья — сулица. Это легкое метательное копье, которое с успехом использовалось как в конном, так и в пешем бою. Особым мастерством в метании сулицы славились московские «копейщики».

Мечи и сабли

В эпоху, предшествовавшую монгольскому нашествию, на Руси повсеместное распространение получил меч. Появление наборных доспехов способствовало тому, что меч, который раньше был, в основном, рубящим оружием, ко второй половине XIII в. стал рубяще-колющим, а позже — в XIV в., появились и колющие мечи. Дело в том, что наборные доспехи было легче проколоть, чем разрубить.

Дальнейшая эволюция меча в Европе привела, как известно, к появлению шпаги. Однако на Руси к тому времени меч уже был вытеснен саблей. Впрочем, долгое время на вооружении тяжелой конницы состоял палаш, который совмещал в себе прямой клинок меча и сабельный эфес с гардой.

Сабля царя Михаила Федоровича, 1618г.

Сабля царя Михаила Федоровича, 1618 г.

А «виной» всему была все та же Золотая Орда. В XIV в. южнее Москвы боец с тяжелым рыцарским мечом был слишком хорошей мишенью для степного конника. К тому же, далеко не все монголы имели наборные доспехи. Все это привело к широкому распространению сабель на Руси. К XVI в. мечам не осталось места даже на северо-западе, в Пскове и Новгороде, где вооружение западного типа, благодаря соседству с рыцарской Европой, существовало довольно долго. Сабля была более легким и более удобным оружием в борьбе с легковооруженными и маневренными степняками, представлявшим в то время основную угрозу государству.

Ударно-дробящее оружие

Основным ударным, или рубящим, оружием служил топор. Дворянская конница не жаловала топор, считая его плебейским оружием. Однако, усовершенствование доспеха и усиление пехоты в XIV — XV вв. заставили вспомнить об этом простом и эффективном средстве борьбы против тяжеловооруженного воина. Хороший топор мог прорубить практически любой доспех.

Еще одной разновидностью ударного оружия, с успехом использовавшегося против закованных в латы рыцарей, служил чекан. Чекан представлял собой разновидность боевого молота с узким и острым «клювом». Поэтому другое название чекана — клевец. Этим «клювом» можно было с размаху пробить доспех, нанеся противнику серьезную рану.

Широко использовались на Руси в качестве вспомогательного оружия и булавы — увесистые дубинки с круглым металлическим навершием. Хорошо дробили латы (и кости) противника булавы с навершием в виде узких лопастей. Как правило, таких лопастей было шесть, отсюда и название дубинки — шестопер.

Копья, джиды, кистени

Копья, джиды, кистени

От булавы ведет свое начало и такой типично русский вид оружия, как кистень. Металлическая гирька на длинной цепочке или ремне, привязанная к рукоятке, за счет большого плеча размаха обладала очень сильным поражающим эффектом. При этом небольшие размеры рукоятки позволяли легко спрятать кистень в одежде. Наверное, поэтому его так полюбил «лихой люд».

И топор, и булава, и шестопер со временем потеряли свое прикладное значение, превратившись в парадное оружие. Шестопер и булава стали символами военачальника, военной власти и власти вообще. Их прямые потомки — маршальский жезл и царский скипетр. Топор же стал церемониальным оружием царской охраны, а его разновидность — бердыш, широкий топор на длинной рукоятке, использовался в XVI — XVII вв. в стрелецком войске не только как оружие, но и в качестве подпорки для пищали.

Метательное оружие

Очень эффективным оружием, поражавшим противника зачастую на довольно больших расстояниях, были луки и самострелы (арбалеты).

Луки были распространены больше, хотя и самострелы применялись широко, особенно на шведской и ливонской границах.

Самострелы обладали большей пробивной силой и лучшей прицельностью и использовались, в основном, в позиционной войне, при штурме или обороне городов. Луки же были скорострельнее, что позволяло их использовать в полевых сражениях и против легковооруженных степняков. Установлено, что если арбалетчик мог в течение минуты выпустить 1-2 болта (арбалетных стрел), то лучник за это же время выпускал около десяти.

Вообще, лук — одно из древнейших видов оружия. Появившись в незапамятные времена, он был верным спутником воина многие столетия. И даже огнестрельное оружие долго не могло его вытеснить. Известно, например, что луки использовались даже во время наполеоновских войн. Калмыцкие части в составе русских войск вошли в Париж, вооруженные луками, чем повергли в шок просвещенную Европу. Но это уже совсем другая тема.

Алексей Куракин

Редакция выражает благодарность Ю. Г. Ефимову,
научному сотруднику Арсенала Государственного Эрмитажа,
за помощь в подготовке материала

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *